:: :: :: продажа/покупка армейской/военной/конверсионной техники с хранения/консервации или восстановленной
Русская сила - современное оружие. Информация о технике советских и российских вооруженных сил, авиации, флота - иллюстрированные описания, технические данные. Военно-технический альманах [Тайфун]. Каталог ссылок на сайты с русскими военными ресурсами. Конверсионная техника
(ex. legion.wplus.net)
отечественное оружие и его
создатели после WWII
KAMAZ.RU
  военный интернет-магазин одежда, обувь, снаряжение, знаки различия, аксессуары, сувениры
Loading...











Капитан I ранга, кандидат военных наук, профессор В.П. Кузин
Научный сотрудник ЦНИИ ВК МО РФ Д.Ю. Литинский

Практическая возможность пополнить состав своего флота крупными боевыми кораблями за счет раздела ВМС побежденных стран впервые появилась у нашей страны в 1944 г. — после выхода из войны Италии. Так как авианосец (АВ) итальянцы ввести в строй не успели, речь о каких-либо претензиях на него со стороны Советского Союза не возникала. Союзники в счет будущих репараций временно предоставили нам свои корабли — линкор, легкий крейсер, эсминцы и подводные лодки (ПЛ).

Вторично вопрос о возможности получения ВМФ СССР кораблей-трофеев возник после Ялтинской конференции. В июне 1945 г. ГМШ доложил НКВМФ о необходимости достичь договоренности с американцами о судьбе японского флота. Н.Г. Кузнецов в то время уже имел информацию о намерении США уничтожить все японские корабли, которые попадут к ним в руки — заместитель председателя СНК СССР В.М. Молотов направил НКВМФ копию полученного им письма посла США А. Гарримана. В своем докладе Молотову НКВМФ писал, что, по его мнению, следует добиваться раздела японского флота между США, Великобританией, Китаем и СССР. ВМФ СССР желательно получить АВ и линкор — это даст нам возможность «освоить новую военно-морскую технику» и ознакомиться с особенностями японского кораблестроения. «В этом случае (достижения договоренности — авт.) мы могли получить линкор — 1, АВ — 1-2, крейсеров — 3-4, эсминцев — 8-10, подводных лодок — 12-15» [И. Касатонов «Флот выходит в океан», СПб, 1995, с.87]. Как известно, ни АВ, ни линкора, ни крейсеров мы не получили. Наиболее крупным из японских боевых кораблей, которые по условиям достигнутой-таки договоренности были разоружены, оказался эсминец.

Будущий раздел германского флота зависел от СССР в значительно большей степени, так как развитие наступления советских войск обещало собственные боевые трофеи. Среди них оказался и единственный немецкий АВ, познакомиться с которым советским специалистам довелось еще в 1939 г.

Этот корабль, по понятным причинам оставшийся в тени в большинстве исторко-технических исследований, заслуживает более подробного описания.

***

Сообщения о начале строительства в Германии двух АВ, впервые появившиеся в военно-морской прессе в 1936 г., сразу же вызвали среди специалистов противоречивые оценки (*). Анализ опубликованных в печати характеристик строящегося первого немецкого АВ позволял заключить, что действующая доктрина германского флота предусматривает возможность участия корабля в артиллерийском бою с противником, причем не только в ситуации, когда артиллерия применяется для самообороны. Вооружение корабля шестнадцатью 150-мм орудиями являлось одной из очевидных особенностей немецкого АВ, по артиллерийской мощи превосходившего легкие крейсеры германского флота. Во второй половине 1930-х гг. такой акцент вызвал у сторонников американской концепции АВ, предусматривавшей максимальное внимание к его авиационному вооружению и сохранение только среднекалиберной зенитной артиллерии исключительно для самообороны, настороженное удивление. Еще больше они бы удивились, узнав, что первоначально немцы хотели вооружить свой АВ артиллерией тяжелого крейсера — восемью 203-мм орудиями. Впрочем, это, как и другие ТТЭ корабля, строго сохраняемые в тайне, были неизвестны на Западе.

(*) Напомним, что в то время формирование облика АВ еще не закончилось. Более консервативное по своей природе военно-морское искусство не поспевало за стремительным развитием техники и тактики военной авиации, поэтому создание специально спроектированных АВ шло по пути практических экспериментов. Во флотах и кораблестроительных кругах США, Великобритании, Японии и Франции высказывались различные оценки как предполагаемой схемы боевого использования АВ, так и технических решений, выбираемых для получения требуемых ТТЭ.

Необходимо заметить, что германские военные моряки наиболее проницательно прогнозировали роль и значение авиации и АВ в будущей войне. Так, например, капитан цур зее (капитан I ранга) Пауль еще в 1931 г. талантливо предугадал будущее Таранто и Пирл-Харбора [«Marine Rundschau», 1931, №№2/3].

Начало работ по проектированию АВ в Германии относится к зиме 1933/1934 гг., когда бы ли сформулированы ТТТ: водоизмещение около 20 тысяч т, скорость полного хода 33 узла, 50-60 самолетов, восемь 203-мм орудий, мощное зенитное вооружение, защита — по стандартам для легких крейсеров.

Приступая к проектированию, немцы, как и наши специалисты, не обладали практическим опытом и вынуждены были действовать по интуиции, методом проб и ошибок, опираясь на крайне скудную опубликованную информацию о зарубежных АВ.

Эскизное проектирование под руководством инженера-кораблестроителя германского ВМФ В. Хеделера (W. Hedeler) выполнялось в течение 1934 г. В процессе работы было решено заменить тяжелые 203-мм орудия на 150-мм, зенитную артиллерию принять в количестве десяти стволов калибра 105 мм и крупнокалиберных пулеметов, а скорость увеличить до 35 узлов. Стандартное водоизмещение АВ составило 23 тысячи т. Видимо, уже тогда в проект были заложены основные решения, отличавшие его от зарубежных аналогов. К таковым следует отнести «крейсерскую» броневую палубу со скосами, конструктивное включение полетной палубы в обеспечение общей прочности корпуса и протяженное вертикальное бронирование переменной по длине корпуса толщины. Выбор двухъярусной схемы ангаров определялся количеством размещаемых в них самолетов.

Ознакомление осенью 1935 г. с японским АВ «Akagi» и изучение полученной от японцев технической документации по авиационному оборудованию корабля результировалось в появлении на немецком АВ третьего — среднего — самолетоподъемника [S. Breyer «The German Aircraft Carrier «Graf Zeppelin»», Schiffer Publishing, 1989].

Общая архитектурная компоновка немецкого АВ производила впечатление достаточно традиционной: сплошная полетная палуба с носовым и кормовым консольными свесами, смещенная к правому борту надстройка — «остров» с проходящими через нее газоходами главных котлов, открытая компоновка бака и юта, занимающий большую часть надводного объема корпуса двухъярусный ангар.

Сварной корпус корабля длиной по КВЛ 250,0 м и высотой борта 22,2 м подразделялся главными поперечными переборками, доходившими до ангарной палубы, на 19 водонепроницаемых отсеков. Характерная для немецких кораблей схема защиты путем устройства броневой палубы с утолщенными скосами (40 и 60 мм, соответственно) и узкого броневого пояса максимальной толщиной 100 мм, расположенного по КВЛ в районе МКО, была применена и на АВ. Толщина верхней (полетной) палубы составляла 20 мм. Обеспечив бронированием защиту механической установки, немецкие конструкторы, казалось бы, оставили высокий надводный борт, за которым находился уязвимый ангар, практически незащищенным. Однако частично от проникновения вражеских снарядов верхний ангар должны были предохранять расположенные на бортовых полуспонсонах в бронированных 30-мм броней казематах артиллерийские установки 150-мм калибра, а частично — ограничивавшие ангар с бортов прочные продольные переборки толщиной 30 мм.

Самым интересным в проекте немецкого АВ являлась собственно «авиационная» часть. Старт палубных машин, в отличие от зарубежной практики, предполагалось осуществлять исключительно при помощи двух расположенных в носовой части полетной палубы полиспастно-пневматических катапульт. Катапульты К-252 со скользящей фермой конструкции завода «Deutsche Werke» обеспечивали четыре старта без подзарядки воздушных баллонов.

Покрытая настилом из 50-мм тиковых брусков полетная палуба имела длину 241,0 м, ширину 30,7 м и сообщалась с верхним и нижним ангарами тремя электрическими лифтами, располагавшихся на одной оси, несколько смещенной от диаметральной плоскости к левому борту. Носовой и средний лифты, имевшие по две восьмиугольные грузовые платформы, могли одновременно перемещать самолеты из обоих ангаров, а кормовой — только из верхнего. В носовой и кормовой частях полетной палубы имелись подъемники АБП, еще два лифта предназначались для спуска в ангар (для ремонта) самолетных моторов и стартовых тележек. Из погребов в нижний ангар АБП подавался специальными подъемниками, а в верхний — только самолетоподъемниками.

Особенностью взлетных операций являлось применение стартовых тележек, на которые самолеты устанавливались в ангаре и вместе с ними подавались на полетную палубу. С платформы лифта по рельсам тележка с самолетом силой тяги воздушного винта или при помощи палубных шпилей перемещалась на одну из катапульт. После старта самолета тележка посредством специальных наклонных цепных транспортеров, расположенных перед носовым срезом полетной палубы, опускалась на ангарную палубу и по монорельсу транспортировалась в ангар. Лифт предполагалось использовать в случае выхода из строя наклонных транспортеров.

Для защиты находящихся на палубе самолетов от бокового ветра предназначались специальные ветроотбойные щиты, поднимавшиеся в вертикальное положение электромоторами посредством простейшего винтового привода за несколько секунд. Посадку самолетов должны были обеспечивать 4 аэрофинишера, тросы которых системой блоков направлялись к установленным на промежуточной палубе тормозным лебедкам. Для посадки самолетов в условиях пониженной видимости полетная палуба оборудовалась обозначавшими габариты посадочной полосы электрическими плафонами, установленными заподлицо с деревянным настилом.

Внутреннее устройство ангара, конструкция бензо- и маслосистемы, противопожарное оборудование немецкого корабля отличалось рядом заслуживающих внимания оригинальных технических решений, среди которых можно отметить быстродействующие огнезащитные шторы, систему транспортировки стартовых тележек и авиационных двигателей, топливо- и маслозаправочные колонки в ангаре.

Общая вместимость цистерн авиационного бензина, расположенных в двух хранилищах в носовой части корпуса корабля, превышала 330 тысяч литров. Заправка самолетов топливом и маслом (как и подвеска боезапаса) должна была производиться в ангарах, оборудованных заправочными постами. Такие же посты предусматривались и на полетной палубе.

ГЭУ корабля, в соответствии с действовавшими стандартами германского флота, без особых колебаний была выбрана паротурбинной, на повышенных параметрах пара. Требуемые для развития полного хода 200 тысяч л.с. распределили на четыре вала, которые должны были приводить во вращение ГТЗА полной проектной мощностью по 50 тысяч л.с. Каждый агрегат снабжали паром (75 атм., 450 град.) четыре котла типа La Mont производительностью 50 т/час. Запас котельного топлива 6.500 т был достаточным для обеспечения дальности плавания 6 тысяч миль экономическим ходом. Интересной технической особенностью немецкого АВ являлось применение двух установок «Voit-Schnaider» — крыльчатых движителей — для повышения управляемости обладавшего большой парусностью корабля на малых ходах.

Электроэнергетическая установка АВ, расчетная мощность которой превышала 4000 кВт, состояла из пяти турбогенераторов мощностью по 460 кВт, пяти дизель-генераторов по 350 кВт и одного 230-киловаттного турбогенератора. Они вырабатывали переменный ток напряжением 220 В.

Заказ на АВ «A» стандартным водоизмещением 24114 т был выдан фирме Deutsche Werke Kiel 16 ноября 1935 г. Закладка АВ под заводским номером 252 на стапеле №1, с которого 20-ю днями ранее сошел линейный корабль «Gneisenau», состоялась 28 декабря 1936 г. Четыре ГТЗА мощностью по 50 тысяч л.с. заказали швейцарской фирме «Brown, Bovery & Co». Через два года, 8 декабря 1938 г., произошла торжественная церемония спуска корабля на воду, на которой присутствовали руководители Рейха — Гитлер и Геринг. В этот день АВ получил название — его окрестила в честь своего знаменитого отца графиня Хелла фон Бранденштейн-Цеппелин (Hella von Brandenstein-Zeppelin).

Начало строительства второго АВ («B»), порученное фирме Germaniawerft как «заказ 555», планировалось на 1938 г. Изготовление главных механизмов возлагалось на «Krupp Germania». Уже после начала Второй мировой войны, 11 сентября 1939 г. заказ на АВ «B» был аннулирован, но строительство корпуса и механизмов корабля успело к тому времени продвинуться.

Одной из главных трудностей на пути первого немецкого АВ было создание палубных самолетов — рейхсминистр авиации Г. Геринг, усматривая в настойчивом желании адмирала Редера получить палубную авиацию (а «заодно» — и подчинить флоту морскую авиацию) угрозу своей монополии, естественно, не проявлял в этом никакой заинтересованности. Его крылатым выражением являлось знаменитое: «Все, что летает — мое!» Тем не менее, в 1938-1939 гг. прошел летные испытания истребитель-биплан Arado 197, представлявший собой развитие Arado 68. Окончательно на роль палубного истребителя был утвержден Me 109T, а палубным штурмовиком планировался Junkers 87C. Пять машин Ju 87C, оборудованные складывающимися плоскостями, были изготовлены и прошли испытания в летно-испытательном институте Luftwaffe в Травемюнде. В качестве многоцелевых самолетов (разведчиков и легких бомбардировщиков-торпедоносцев) немцы предполагали использовать Fieseler 167 и Arado 195, построенные в опытных образцах.

Менявшийся в процессе постройки состав авиагруппы АВ по расписанию на март 1941 г. должен был включать двадцать многоцелевых самолетов Fi 167, десять истребителей Me 109T (Bf 109T) и тридцать пикирующих бомбардировщиков Ju 87C. Авиагруппа размещалась следующим образом: 18 самолетов — в нижнем ангаре, остальные 25 — в верхнем.

Спущенный на воду «Graf Zeppelin» в момент начала войны уже достиг 85% готовности. К концу 1939 г. на корабле были установлены 150-мм орудия (количество которых по настоянию Управления вооружений флота увеличили в два раза — до 16 стволов), монтаж 105-мм универсальных орудий и системы приборов управления стрельбой задерживался, так как предназначавшиеся для АВ артустановки и ПУС были проданы СССР. В конце апреля 1940 г. по предложению Главнокомандующего ВМФ работы по достройке АВ останавливаются, 150-мм орудия демонтируются и отправляются в Норвегию — для укрепления береговой обороны. 6 июля 1940 г. буксиры перевели «Zeppelin» в Готенхафен, где АВ использовался в качестве плавучего склада. Перед нападением на СССР, опасаясь возможных налетов советской авиации, заботливые хозяева отбуксировали его в Шттетин — АВ отшвартовали там 21 июня. Убедившись в необоснованности своих опасений, в ноябре немцы переводят корабль обратно в Готенхафен, где он простоял до весны 1942 г.

16 апреля фюрер принимает решение возобновить достройку АВ (*). Мотивы: во-первых, Luftwaffe согласились (впервые!) поставить для АВ десять истребителей и двадцать два пикирующих бомбардировщика (хотя Гитлер и подчеркнул необходимость торпедоносцев, после доклада о требуемых сроках разработки и строительства новых машин он согласился на комплектование авиагруппы АВ только истребителями и бомбардировщиками, заявив, что не предполагает активно использовать его против английских кораблей); во-вторых, появилась реальная возможность закончить корпусные работы и монтаж ЭУ летом 1943 г. 13 мая ГК ВМФ издал соответствующий приказ, одновременно предприняв попытку добиться санкции Гитлера на воссоздание морской авиации (фюрер в ответ на это обращение сообщил, что создать морскую авиацию во время войны невозможно, однако он понимает необходимость ускорить, хотя и запоздало, строительство АВ).

(*) Доклад фюреру «об окончании строительства АВ», во время которого присутствовали начальник штаба Вермахта генерал А. Йодль, вице-адмирал Кранке и адъютант Гитлера фрегатен капитан (капитан 2 ранга) фон Путткамер, состоялся в его ставке в Вольфшанце вечером 13 апреля 1942 г. Стенограмма доклада гласит: «
А. Окончание постройки корпуса и установка машины, возможно будут закончены не ранее лета 1943 г.
В. Общее время, необходимое для завершения АВ, не зависит от окончания постройки корпуса и машин, а от изменения авиационного оборудования для того, чтобы можно было использовать самолеты, переоборудованные из Ju-87D и Bf-109F. Около двух лет потребовалось на проектирование, строительство и испытание катапульт, необходимых для этих самолетов. Если бы было возможно переоборудовать существующие катапульты, срок сократился бы до шести месяцев. Необходимы также лебедки для тормозных механизмов. Компания, выпускающая эти лебедки, еще не сообщила, когда они могут быть переданы. Поэтому АВ не может быть закончен ранее зимы 1943/1944 гг.
Фюрер указывает, что вообще Вооруженные силы очень завышают свои требования.
С. Самолеты. Можно рассчитывать только на десять переоборудованых истребителей и двадцать два бомбардировщика (включая и разведывательные самолеты). Нет торпедоносцев. Если бы был разработан новый тип палубного самолета, массовое их строительство возможно развернуть не ранее 1946 г.
Морской штаб считает, что пока результаты наших усилий не оправдывают продолжение работ по строительству АВ. Хотя технические проблемы, касающиеся строительства корабля и переоборудования самолетов, по-видимому, могут быть разрешены, имеющиеся еще недочеты критическим образом уменьшают тактическую ценность АВ. ГК ВМФ будет снова высказывать свои предложения, если беседа с ГК ВВС относительно палубных самолетов не будет иметь удовлетворительных результатов.
Фюрер считает, что торпедоносцы необходимы в любом случае; это тем более важно, поскольку наши собственные типы самолетов равноценны самолетам противника.» [«Brassey's Naval Annual», 1948].

К этому времени проектные подразделения УК ВМФ Германии закончили технический проект модернизации корабля. Двухкратное увеличение количества 150-мм орудий, усиление зенитной артиллерии, установка прочной мачты для РЛС, противоосколочное бронирование мостиков и постов «острова», а также необходимость удлиннения дымовой трубы (для лучшего отвода газов от полетной палубы) — то есть, по сути, прием на борт высокорасположенного груза — значительно ухудшили характеристики остойчивости корабля. Необходимость повышения остойчивости обусловила применение бортовых булей, которые, кроме того, позволяли значительно улучшить подводную защиту корабля, признанную по опыту боевых действий неудовлетворительной, и увеличить запас котельного топлива. В центральные отсеки булей практичные немцы перенесли часть вспомогательных механизмов, что сделало более удобным общее расположение оборудования турбинных и энергетических отделений. Изменения в проекте привели к росту полного водоизмещения АВ на 2220 тонн. Наибольшая длина АВ за счет введенного для всех крупных кораблей германского флота «клипперского носа» (т.н. atlantic-bow) выросла на 5,4 м. Артиллерийское вооружение в окончательном варианте состоялоиз 16 орудий С/28 калибра 150 мм в спаренных казематных установках С/36, 6 спаренных универсальных 105-мм установок С/31, расположенных на «острове» и верхней палубе, 22 зенитных установок С/30 калибра 37-мм и 28 20-мм зенитных орудий, размещенных побортно на спонсонах и на надстройке.

Летом 1942 г. настоятельная необходимость АВ для германского ВМФ заставила его Главнокомандующего вновь обратить внимание фюрера на работы, проводимые флотом в этой области. 15 июня в Бергхофе он доложил Гитлеру о рассмотрении проектов вспомогательных АВ (из лайнеров «Europa», «Potsdam» и «Gneisenau», рассчитанных первый на базирование 18 бомбардировщиков и 24 истребителей, второй и третий — 8 и 12 таких самолетов каждый) и о нерациональности планировавшегося ранее переоборудования в АВ доведенного до 90% готовности тяжелого крейсера «Seydlitz».

В связи с опасностью авианалетов перевод корабля в Киль был отложен, за это время на нем установили три спаренных 37-мм и два счетверенных 40-мм зенитных автомата, зенитные прожекторы. Только 30 ноября 1942 г. три буксира вывели «судно »Zander»» (так «легендировали» АВ) в море, и 5 декабря в эскорте трех тральщиков и шести сторожевых катеров «Graf Zeppelin» благополучно прибыл в Киль, где его немедленно поставили в 40000-тонный плавучий док и начали работы. Однако уже 30 января 1943 г. последовал новый приказ Гитлера — прекратить достройку... Адмирал Редер прокоментировал это событие, назвав последствия решения фюрера «самой дешевой в истории победой Англии на море». 21 апреля 1943 г. «Zeppelin» перевели в Штеттин, где он простоял до конца войны.

К апрелю 1945 г. состояние АВ характеризовалось следующим: артвооружение на нем отсутствовало, монтаж приборов и оборудование постов управления стрельбой не закончен; электрооборудование смонтировано лишь частично, как и специальные авиационно-технические устройства (*). Самолетов на корабле, естественно, не было. Однако «Graf Zeppelin» успел получить комплектную механическую установку, функционировали бортовые генераторы электроэнергии — для противника не представляло особого труда быстро превратить его во вспомогательный боевой корабль.

(*) Некоторые источники указывают, что часть авиационно-технического оборудования «Graf Zeppelin» была передана немцами итальянцам и в 1943 г. установлена на АВ «Aquila». Конструктивное сходство полетных палуб немецкого и итальянского кораблей очевидно, но итальянские источники не подтверждают этот факт.

Момент наступления на город советских войск «Zeppelin» в протоке Монне реки Одер. в 1800 24 апреля 1945 г. старший морской начальник Штеттина капитан-цур-зее В. Кахлер (W. Kahler) отдал по радио приказ специальной команде, находившейся на АВ. Взрывы заложенных весьма грамотно зарядов привели в полную негодность к использованию и восстановлению главные турбины, электрогенераторы, самолетоподъемники. К моменту вступления в город советских войск через небольшие пробоины, трещины и неплотности наружной обшивки во внутренние отсеки корпуса АВ проникла забортная вода, и корабль поэтому находился в притопленном состоянии.

Летом силами Аварийно-спасательной службы КБФ корабль был поднят, 19 августа недостроенный и изуродованный немецкий АВ зачислили в состав ВМФ СССР — в качестве боевого трофея.



 
GAZ-51 truck Грузовой автомобиль ГАЗ-51
Project 705 (ALFA class) attack nuclear submarine Атомная подводная лодка проекта 705 «Лира»
KamAZ-63968 «Typhoon» armored vehicle Защищённый автомобиль КамАЗ-63968 «Тайфун»
Su-27 Flanker-B fighter Фронтовой истребитель Су-27
2S19 «Msta-S» 152-mm self-propelled artillery system 152-мм самоходная гаубица 2С19 «Мста-С»
96K6 «Pantsir-S1» (SA-22 SPAAGM) surface-to-air missile system ЗРПК 96К6-1 «Панцирь-С1»
GAZ-2975 «Tiger» (4x4) vehicle Опытный автомобиль ГАЗ-2975 «Тигр»
IS-1 heavy tank Тяжелый танк ИС-1
KamAZ-6350 Mustang (8x8) military truck Бортовой тягач КамАЗ-6350 «Мустанг»
Su-12 («RK») reconnaissance artillery spotter Артиллерийский корректировщик и разведчик Су-12
NSV «Utyos» machine gun Крупнокалиберный пулемет НСВ «Утес»
YaAZ-200 (4x2) truck Грузовой автомобиль ЯАЗ-200
2K25 «Krasnopol» artillery projectile system Комплекс УАС
2К25 «Краснополь»
S-300P/SA-10 GRUMBLE surface-to-air missile system Зенитно-ракетная система С-300П
Project 1164 ATLANT missile cruiser Ракетный крейсер проекта 1164 «Атлант»
MZKT-79221 (16x16) special wheeled chassis Специальное колесное шасси МЗКТ-79221
85-мм дивизионная пушка Д-44
VPK-3927 «Volk» armored vehicle Бронеавтомобиль
ВПК-3927 «Волк»


© 1997 — 2017 Роман Астахов (R.V. Astakhoff), asoff@narod.ru. Санкт-Петербург, Россия. Хостинг Valuehost
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт русская-сила.рф (r1a.ru) (для сетевых
изданий - гиперссылка) обязательна. Платежные реквизиты указаны на странице Размещение рекламы
  Rambler's Top100   
| главная главная | добавить в закладки добавить в закладки | вверх вверх