:: :: :: продажа/покупка армейской/военной/конверсионной техники с хранения/консервации или восстановленной
Русская сила - современное оружие. Информация о технике советских и российских вооруженных сил, авиации, флота - иллюстрированные описания, технические данные. Военно-технический альманах [Тайфун]. Каталог ссылок на сайты с русскими военными ресурсами. Конверсионная техника
(ex. legion.wplus.net)
отечественное оружие и его
создатели после WWII
  военный интернет-магазин одежда, обувь, снаряжение, знаки различия, аксессуары, сувениры
Loading...










О ЧЕМ ДОЛЖНЫ ПОМНИТЬ ЖУРНАЛИСТЫ, ПИШУЩИЕ ОБ АВИАЦИОННЫХ ТРАГЕДИЯХ

Роль средств массовой информации (СМИ) в обеспечении безопасности полетов сегодня достаточно велика, но не однозначна. Прежде всего целесообразно выделить позитивные моменты в расследовании авиационных происшествий (АП) и обеспечении безопасности полетов (БП), которые связаны с работой СМИ.

Во-первых, это оперативность в распространении информации об АП и доведении ее до каждой авиакомпании, каждого экипажа. Безусловно, эта первичная (исходная) информация об АП не содержит в себе, как правило, ни причин случившегося, ни тем более профилактических мероприятий. Однако она резко поднимает мотивацию у представителей соответствующих структур на обеспечение БП и вынуждает провести в авиакомпаниях общие мероприятия по предупреждению АП. После определения причин АП СМИ также оперативно доводят их до авиационных специалистов.

Во-вторых, СМИ имеют возможность обеспечить объективность расследования в случаях, когда сталкиваются интересы двух противоборствующих сторон (например, авиапромышленности и ФАСа), поддержать ту сторону, которая более аргументировано доказывает причинно-следственные связи развития особой ситуации в полете, а не отстаивает честь мундира.

В-третьих, СМИ имеют возможность вскрыть и высветить те наиболее острые проблемы в обеспечении БП, которые по определенным соображениям камуфлируются. Но для этого безусловно требуется соответствующая профильная подготовка журналиста.

Вместе с тем обеспечение позитивной роли СМИ в БП и в первую очередь при расследовании АП во многом зависит от корректности работы журналистов с информацией об АП. Остановимся на данном вопросе подробнее и начнем с получения информации.

Расследование АП это многоэтапная продолжительная по времени и исключительно сложная деятельность. Каждый этап характеризуется своим уровнем информированности о случившемся. Поэтому стремление журналистов получить уже в самом начале расследования полную информацию об АП глубоко ошибочно. Другой типичной ошибкой при получения информации в начале расследования АП является изложение версии, в которой определяется виновность экипажа. Испытывая известные ограничения, я не могу долго распространяться по данному вопросу, поэтому лишь замечу, что даже установление факта совершения экипажем ошибки, определяет его только как исполнителя, поскольку где (или в ком) находилась причина ошибки требуется установить отдельно. А она (причина) может не иметь к экипажу никакого отношения. Более того, виновность экипажа или другого специалиста имеет право определять только суд. Еще одной часто встречающейся ошибкой являются попытки добыть информацию об АП любым путем, в том числе через сомнительные источники, от лиц, заинтересованных в искажении истинных причин случившегося и др. Даже такой источник информации как очевидцы, далеко не всегда дает точную первичную информацию. Осторожно следует относиться и к информации участников АП. Объективной информацией журналистов обеспечивает только комиссия, расследующая АП. Это может быть председатель комиссии, председатели подкомиссий или член комиссии, которому поручено осуществлять связь cо СМИ. Следует помнить, что получение информации у председателя комиссии или членов комиссии требует определенного такта, поскольку эти люди находятся в повышенном нервно-эмоциональном состоянии и могут быть раздражительны. На месте АП интересы журналиста не являются приоритетными, т.к. важнее всего расследование АП.

Несколько слов о версиях, которые выдвигаются в самом начале расследования. В отличие от расследования уголовных преступлений, где чем больше и раньше выдвинуты версии и оперативнее по ним начали работать, тем выше вероятность раскрытия преступления, при расследовании АП роль версии значительно ниже. Не менее значима и идея безверсионного расследования. При этом главная цель видится в максимально возможном сборе информации и восстановлении на ее основе динамики случившегося, где четко видны все причинно-следственные связи. Необходимо взвешенно относится к версиям. Иногда при их выдвижении наблюдается неоткровенность.

Важный этап в деятельности журналиста это представлении информации об АП в СМИ. Здесь журналист оказывается под прессингом нескольких противоречий. К сожалению, о них мало иногда задумываются, что существенно снижает качество материала. Первое противоречие между потребностью сразу и все написать о случившемся и ограниченностью информации в начале расследования АП. Стремление увеличить объем материала об АП за счет описания "кровавых сцен", необоснованных версий, изложения версий, полученных от сомнительных источников, не поднимает авторитет автора газеты или другого СМИ в целом.

Второе противоречие между сложившимся стилем письма и языком автора с одной стороны, и нравственными требованиями публикации материалов об АП, с другой. Ясно, что если журналист от природы обладает ироничным стилем письма, естественным легким юмором, то ему необходимо серьезно перестроится, в том числе и при определении названия материалов. Иронию здесь следует исключить. Нельзя допускать также, чтобы при попытке сделать заголовок статьи ярким, броским, привлекающим внимание, извращались результаты расследования, нарушались нравственные нормы.

Третье противоречие между желанием подробно расписать случившееся и целесообразностью такого материала.

В данном противоречии хотелось бы выделить несколько моментов, о которых журналист должен всегда помнить.

Первый - это характеристика читателей материала об АП. В отличие от других материалов статьи об АП читают самые разные люди. Давайте попытаемся их перечислить:

  1. родственники погибших пассажиров;
  2. родственники членов экипажа;
  3. специалисты КБ и завода изготовителя ВС;
  4. специалисты и методисты, отвечающие за летную подготовку;
  5. сотрудники авиакомпании;
  6. летный и инженерно-технический состав;
  7. руководители авиационных структур (МАК, ФАС, и др.);
  8. сотрудники прокуратуры;
  9. ученые, работающие на авиацию;
  10. представители авиационных структур зарубежных государств;
  11. обыватели и т.п.
Все эти читатели абсолютно по-разному воспринимают информацию об АП и неодинаково на нее реагируют. Известны случаи, когда родственники погибших пассажиров хотели убить командира корабля за то, что в статье журналист определил его виновником случившегося. Журналисту следует задуматься о том, какой резонанс получит в умах и сердцах читательской аудитории его публикация о расследовании АЛ.

Второй момент связан с тем, что, публикуя материал об АП, необходимо знать, что неточная, а тем более лишняя информация может нанести ущерб нашей стране в условиях жесткой межгосударственной конкуренции в авиации.

Мы сейчас очень сильно ориентированы по многим вопросам на запад, и, в частности, на США. Хорошо это или плохо - разговор отдельный. Но ясно одно, что у любой страны есть чему нам поучиться, так же как и им у нас. Поэтому коль скоро мы стараемся брать все положительное у них, то давайте это делать без неоправданных исключений. Что я имею ввиду?

Известно, что при всей своей свободе пресса в США подконтрольна. И этот контроль очень грамотный и преследует только одну цель - не нанести ущерба национальному могуществу страны. Достаточно вспомнить какую дезинформационную роль сыграли СМИ при подготовке операции "Буря в пустыне". Более того, есть в США и такая структура в рамках информационно-рекламной системы, как "демеджь контроль". Ее цель минимизация ущерба от распространения негативной информации о каком-либо событии. Я скажу честно, что не знаю ее роли в в регуляции поступления информации об АП в СМИ, но я уверен, что либо данная структура, либо какая другая такую функцию выполняют. И цель ясна - не нанести ущерба собственным производителям авиатехники, национальным авиакомпаниям и т.п. Давайте будем учиться у США как обращаться с подобного рода информацией. Что греха таить, из публикаций и выступлений наших журналистов можно привести примеры, когда расследование АП еще продолжается, а уже в СМИ обвинены и экипаж, и производители двигателей, и диспетчер и т.д.

Нельзя не остановиться и на некоторых других ошибках, которые допускаются при публикации материалов об АП. Достаточно часто неправильно используются термины "авария" и "катастрофа" Если первый термин в авиации отражает отсутствие погибших при АП, то второй - характеризует именно наличие хотя бы одного погибшего пассажира или члена экипажа. Несмотря на получение всей информации об АП журналисты нередко стремятся объяснить произошедшее одной, на их взгляд, наиболее важной причиной. Это тоже неверно. Зачастую, находясь в жестких рамках отведенной для публикации площади журналисты сокращают материал, теряя при этом наиболее значительную для авиационных профессионалов информацию и т.п.

Подводя итог, следует определить основные принципы подготовки материала об АП для СМИ:

  1. не навреди (процессу расследования, своей стране) и не оскорби (погибших членов экипажа, диспетчера и др.);
  2. правда и только правда;
  3. лучше недописать, чем домыслить и написать ложь;
  4. пишу о погибших, думаю о живых.

секретарь ОРАП В. Козлов, доктор медицинских наук.
Статья из бpошюpы «Тpуды общества pасследователей авиационных пpоисшествий»,
выпуск 10, Москва, 1998 г.

 
GAZ-51 truck Грузовой автомобиль ГАЗ-51
Project 705 (ALFA class) attack nuclear submarine Атомная подводная лодка проекта 705 «Лира»
KamAZ-63968 «Typhoon» armored vehicle Защищённый автомобиль КамАЗ-63968 «Тайфун»
Su-27 Flanker-B fighter Фронтовой истребитель Су-27
2S19 «Msta-S» 152-mm self-propelled artillery system 152-мм самоходная гаубица 2С19 «Мста-С»
96K6 «Pantsir-S1» (SA-22 SPAAGM) surface-to-air missile system ЗРПК 96К6-1 «Панцирь-С1»
GAZ-2975 «Tiger» (4x4) vehicle Опытный автомобиль ГАЗ-2975 «Тигр»
IS-1 heavy tank Тяжелый танк ИС-1
KamAZ-6350 Mustang (8x8) military truck Бортовой тягач КамАЗ-6350 «Мустанг»
Su-12 («RK») reconnaissance artillery spotter Артиллерийский корректировщик и разведчик Су-12
NSV «Utyos» machine gun Крупнокалиберный пулемет НСВ «Утес»
YaAZ-200 (4x2) truck Грузовой автомобиль ЯАЗ-200
2K25 «Krasnopol» artillery projectile system Комплекс УАС
2К25 «Краснополь»
S-300P/SA-10 GRUMBLE surface-to-air missile system Зенитно-ракетная система С-300П
Project 1164 ATLANT missile cruiser Ракетный крейсер проекта 1164 «Атлант»
MZKT-79221 (16x16) special wheeled chassis Специальное колесное шасси МЗКТ-79221
85-мм дивизионная пушка Д-44
VPK-3927 «Volk» armored vehicle Бронеавтомобиль
ВПК-3927 «Волк»


Loading...
© 1997 — 2017 Роман Астахов (R.V. Astakhoff), asoff@narod.ru. Санкт-Петербург, Россия. Хостинг Valuehost
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт русская-сила.рф (r1a.ru) (для сетевых
изданий - гиперссылка) обязательна. Платежные реквизиты указаны на странице Размещение рекламы
  Rambler's Top100   
| главная главная | добавить в закладки добавить в закладки | вверх вверх