:: :: :: продажа/покупка армейской/военной/конверсионной техники с хранения/консервации или восстановленной
Русская сила - современное оружие. Информация о технике советских и российских вооруженных сил, авиации, флота - иллюстрированные описания, технические данные. Военно-технический альманах [Тайфун]. Каталог ссылок на сайты с русскими военными ресурсами. Конверсионная техника
(ex. legion.wplus.net)
отечественное оружие и его
создатели после WWII
  военный интернет-магазин одежда, обувь, снаряжение, знаки различия, аксессуары, сувениры
Loading...











Стенограмма выступления министра обороны С.Б. Иванова 7 февраля 2007 года в Государственной Думе в рамках Правительственного Часа

Председательствующий. Выступления по мотивам будут перед голосованием. Переходим к вопросу 7. "Правительственный час". Блок вопросов "Оборона и Вооружённые Силы Российской Федерации". Тема: о переоснащении Вооружённых Сил Российской Федерации современными образцами вооружений и военной техники, создании единой системы заказов и поставок вооружений, военной техники и средств тылового обеспечения. Информация заместителя Председателя Правительства Российской Федерации - министра обороны Российской Федерации Сергея Борисовича Иванова. Пожалуйста, Сергей Борисович.

Иванов С. Б., заместитель Председателя Правительства Российской Федерации - министр обороны Российской Федерации. Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемые депутаты, добрый день! Заявленной темой моего сегодняшнего выступления является переоснащение Вооружённых Сил современными образцами вооружений и военной техники, однако сразу скажу, что не совсем логично рассматривать этот вопрос, вырывая его из контекста всего процесса модернизации нашей армии и флота, поэтому я намерен проинформировать вас не только о ходе переоснащения Вооружённых Сил, но и о состоянии и перспективах военного строительства в целом. Думаю, что вы не будете возражать против такого подхода.

Начну, как и договаривались, с технического оснащения. Это один из важнейших факторов, определяющих боеспособность нашей армии, именно поэтому оно постоянно находится в центре внимания руководства страны и военного ведомства. Вместе с тем должен отметить, что до последнего времени имеющиеся ресурсные возможности не позволяли нам осуществлять широкомасштабное обновление парка боевой техники. Однако сейчас ситуация, слава богу, изменилась. Рост национальной экономики, а также созданный научно-технический задел в 2002-2005 годах позволяют нам выйти на качественно новый уровень в вопросах оснащения Вооружённых Сил.

Естественно, этому способствует и тот факт, что расходы государства на оборону, в том числе и благодаря вам, уважаемые депутаты, в последние годы увеличиваются стабильно и неплохо. Напомню, что в бюджете 2001 года по статье "Национальная оборона" нам планировалось выделить 214 миллиардов рублей, да и то не всё было выделено, а в этом году наш оборонный бюджет составляет 821 миллиард. Как говорится, почувствуйте разницу! За шесть лет рост более чем в три с половиной раза. Доля расходов по оборонным статьям стабильно находится в пределах 2,6-2,8 процента ВВП, то есть бюджет у нас растёт, а пропорции, соотношение с ВВП, остаются стабильными, и это нормально. Причём с каждым годом всё больше средств идёт именно на развитие Вооружённых Сил, а не на их содержание, или, говоря попросту, проедание. В 2006 году на развитие было выделено почти 44 процента всех расходов на национальную оборону, а к 2011 году мы планируем увеличить данный показатель до 50 процентов, направляя бо·льшую, львиную часть средств именно на закупки вооружений и военной техники.

Уже в этом году, в гособоронзаказе 2007 года, - вы знаете, я эту цифру уже озвучивал - у нас на техническое перевооружение запланировано ни много ни мало 300 миллиардов рублей. Из них собственно на серийные закупки, только на серийные закупки вооружений и военной техники будет направлено 144 миллиарда рублей. Это нам позволит только в 2007 году, подчёркиваю, приобрести семнадцать межконтинентальных баллистических ракет, четыре космических аппарата военного назначения и столько же ракет-носителей к ним, оснастить новыми и модернизированными образцами одну эскадрилью дальней авиации, по шесть авиационных и вертолётных эскадрилий, семь танковых и тринадцать мотострелковых батальонов. Кроме того, будут закупаться новые и ремонтироваться имеющиеся средства связи и системы управления, артиллерийские орудия, противотанковые комплексы, боевые машины десанта и автомобильная техника. Если же говорить о более длительной перспективе, то она у нас чётко отражена в новой государственной программе вооружения, принятой в конце 2006 года. Эта программа рассчитана до 2015 года, и на её реализацию выделяется 5 триллионов рублей.

Что мы запланировали в рамках этой программы из того, о чём можно сказать публично? Поставить на боевое дежурство несколько десятков шахтных пусковых установок и командных пунктов РВСН, а также закупить свыше пятидесяти подвижных грунтовых ракетных комплексов "Тополь-М". Иметь в составе ВВС России пятьдесят дальних стратегических бомбардировщиков. Развернуть серийное строительство и планово вводить в состав флота ракетные подводные лодки стратегического назначения проекта 955 и проекта 955-А. Создать космические системы разведки, связи, ретрансляции, целеуказания, топогеодезии, обнаружения стартов баллистических ракет нового поколения. То есть всю эту технику, о которой я только что сказал, планируется заменить на технику нового поколения. Без этого, конечно, эффективной обороны быть не может.

Намечено завершить строительство стартовых комплексов "Ангара" и "Союз-2", полностью восстановить замкнутое периферийное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении - особо подчёркиваю, - расположенной на российской территории. Вы понимаете, о чём идёт речь. Повысить на 20 процентов боевые возможности авиации и войск ПВО.

Кроме того, в Сухопутных войсках будут полностью перевооружены сорок танковых, девяносто семь мотострелковых и пятьдесят десантных батальонов. Пять ракетных бригад будет оснащено новейшими ракетными комплексами оперативно-тактического назначения "Искандер-М", а два реактивных полка - модернизированными реактивными системами залпового огня "Ураган-1М". Будет закуплено свыше ста тысяч единиц автомобильной техники для армии, а флот получит тридцать один корабль. Всего же в рамках новой программы вооружения в армии и на флоте будет заменено около 45 процентов техники, которая у нас есть на сегодняшний день. И я уверен, что эти планы вполне выполнимы.

Однако залог нашего успеха в том, чтобы каждый государственный рубль расходовался исключительно по своему прямому назначению, и заниматься этим станут профессионалы. Сейчас активно ведутся работы по созданию Федерального агентства по поставкам вооружения, военной, специальной техники и материальных средств в интересах всех силовых структур, коих у нас много, это не только Вооружённые Силы. Соответствующий указ на этот счёт президентом уже подписан. В соответствии с ним федеральное агентство по поставкам в полном объёме приступит к выполнению своих функций уже с 1 января 2008 года, и будет это агентство гражданским. Хочу особо отметить тот факт, что создание нового агентства не повлечёт увеличения количества сотрудников государственного аппарата.

Вы знаете, многие справедливо говорят о том, что у нас бюрократический аппарат всё время пухнет, так вот в данном случае он пухнуть не будет, потому что новое агентство будет создано за счёт сокращения численности силовых структур, которые передадут эту численность в новое агентство. На агентство возложены функции по размещению заказов, заключению, оплате, контролю и учёту выполнения контрактов по гособоронзаказу, то есть это будет контрактное агентство.

Однако вся полнота ответственности за развитие и поддержание в боеготовом состоянии системы вооружений сохраняется за силовыми структурами, здесь ничего не меняется. То есть что покупать, сколько - решают сами силовые структуры, а уже когда решение будет принято и гособоронзаказ начнут выполнять, контрактацию будут осуществлять не люди в погонах, а гражданские специалисты этого агентства.

Ещё хочу отметить сразу же, что создание нового агентства потребует внесения определённых изменений в действующее законодательство. Хотел бы особо обратить ваше внимание на этот вопрос. Это необходимо, так же, как необходимо и совершенствование вообще всей нормативно-правовой базы в области разработки и закупок вооружения. Прежде всего это касается корректировки Федерального закона "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд".

Что нужно сделать в этом законе прежде всего, как мне видится? Чётко и понятно определить особенности размещения заказа на продукцию, требующую длительного цикла изготовления. Вы понимаете, что подводную лодку или стратегический ракетоносец изготовить за один год невозможно, это цикл из нескольких лет. Вот здесь мы нуждаемся в вашей помощи. Нам нужно чётко определить критерии, на основании которых должна устанавливаться начальная цена на продукцию, особенно с длительным циклом изготовления, и нам надо разработать в этом законе действенный механизм учёта инфляционных процессов.

Кроме того, значительные изменения требуется внести и в Федеральный закон "О государственном оборонном заказе". Министерство обороны уже направило проект такого закона в правительство, и в ближайшее время он поступит к вам. Это то, что касается нового агентства.

Кроме этого, вы знаете, что пока ещё внутри Минобороны существует служба по гособоронзаказу. Эта служба наделена контрольными и надзорными функциями. Она уже успешно работает и выявляет случаи, когда различные силовые структуры заказывают совершенно одинаковую продукцию, в том числе и средства тыла, по разным ценам. Это, собственно, одна из причин, почему мы и агентство торопимся создать. Так вот, хочу вам сообщить, наверное впервые, что я считаю, что, после того как заработает агентство, и контрольно-надзорная служба должна быть выведена из состава Минобороны и передана в Правительство Российской Федерации, для того чтобы у нас была стройная система, да и просто неэтично оставлять контрольно-надзорную службу в одном министерстве, а агентство, работающее для всех силовиков, выводить в правительство. Надо всё тогда выводить в правительство, я сторонник этого пути.

Вместе с тем, говоря об оснащении Вооружённых Сил, я не могу обойти стороной и то обстоятельство, что его темпы напрямую зависят от возможностей российской промышленности. Понимаете, я уже с этой трибуны говорил, по-моему, об этом, нас сейчас интересует в первую очередь не количество вооружений и военной техники, которые мы закупаем, и денежная проблема сейчас не стоит остро, госзаказ финансируется тютелька в тютельку, в полном объёме, а вопрос качества: может ли наша промышленность произвести то, что нужно Вооружённым Силам? Вот это большой вопрос, и это меня очень беспокоит сейчас. Несмотря на имеющиеся трудности, в последнее время здесь - я имею в виду нашу оборонную промышленность, её состояние - тоже определённые сдвиги наметились. И во многом, конечно, этому способствовало то, что главой государства было своевременно принято решение об объединении в одних руках рычагов управления оборонным ведомством и отечественным ОПК, а также создание в новой форме Военно-промышленной комиссии с соответствующими полномочиями. В результате существенно уже сейчас сдвиги наметились. И во многом, конечно, этому способствовало то, что главой государства было своевременно принято решение об объединении в одних руках рычагов управления оборонным ведомством и отечественным ОПК, а также создание в новой форме Военно-промышленной комиссии с соответствующими полномочиями.

В результате существенно уже сейчас улучшилась координация действий заказчиков и поставщиков военной продукции, уже сделаны конкретные шаги, направленные на развитие российской оборонки, с одной стороны, а с другой стороны - на диверсификацию нашей экономики в целом, то есть использование передовых достижений оборонки и перевод этих достижений в гражданский, коммерческий сектор экономики. Уважаемые депутаты, таково реальное положение дел, которое складывается с переоснащением Вооружённых Сил.

Если же говорить об их модернизации в целом, то для наглядности я сначала напомню вам - давайте вспомним, - какова была наша армия шесть лет назад. В марте 2001 года Вооружённые Силы насчитывали один миллион триста сорок тысяч военнослужащих, и когда завершалась активная фаза контртеррористической операции на Северном Кавказе, мы со всей страны с огромным трудом, как говорится, с миру по сосенке, собрали шестидесятишеститысячную группировку. Со всей страны собирали, включая Дальневосточный военный округ. В боях в то время пришлось принимать участие призывникам, молодым мальчишкам, которые через полгода после учебки направлялись в Чечню. Давайте об этом не забывать, о том, что у нас было. А другого выхода у нас в то время просто не было, просто не было.

И подготовка войск в то время вообще была практически свёрнута: полевые учения не проводились, корабли стояли у причалов, самолёты - на аэродромах. Новая техника практически не поступала, поскольку в то время на развитие Вооружённых Сил из того скудного бюджета в 214 миллиардов рублей мы тратили на развитие, то есть на переоснащение армии, меньше 30 процентов, а всё остальное проедали. В войсках нарастала социальная напряжённость. Денежное довольствие полковника, командира полка, в то время составляло меньше 5 тысяч рублей, а лейтенант, командир взвода, получал 2,5 тысячи. В очереди на жильё, которая быстро увеличивалась, числились в то время сто семьдесят тысяч военнослужащих. Тогда о нашей армии часто говорили, что она находится не просто в критическом, а в закритическом состоянии, и давайте признаем, что так оно на самом деле-то и было. И поверьте, нам стоило огромных усилий переломить ситуацию и перейти к плановому военному строительству.

На сегодняшний день наши Вооружённые Силы насчитывают один миллион сто тридцать тысяч военнослужащих, то есть на двести тысяч меньше, но при этом мы не сокращали и, заверяю вас, не будем сокращать ни одну боевую часть. Мы не намерены проводить никаких повальных увольнений офицеров по организационно-штатным мероприятиям, а уменьшение численности происходило за счёт тех, кто выслужил установленные сроки и в основном за счёт различных вспомогательных подразделений, стройбатов и прочих частей, которые не имеют прямого отношения к боеспособности и боеготовности.

Кроме того, определённые изменения уже сейчас касаются и структуры, и системы управления Вооружёнными Силами. Я имею в виду эксперимент, который мы проводим на Дальнем Востоке, по созданию единого регионального командования, которому будут подчиняться все войска и силы, расположенные в данном случае в Дальневосточном регионе, то есть и флот, и авиация, и Сухопутные войска должны быть под единым командованием. Это сложная задача, о результатах пока говорить я не готов. В 2008-2010 годах мы определимся окончательно, но в принципе я считаю, что это путь стратегически правильный.

Что же касается группировок Сил общего назначения, то они на сегодняшний день уже созданы. Их основу составляют части и соединения постоянной готовности, а боевые возможности позволяют оперативно локализовывать любые внутренние и приграничные конфликты. То есть задачи, подобные тем, с которыми мы столкнулись в начале этого века на Северном Кавказе, сегодня способны решать войска одного округа, где уже есть части постоянной готовности, причём укомплектованные не восемнадцатилетними мальчишками, а профессионалами-контрактниками. Таких частей у нас уже свыше шестидесяти на сегодняшний день, в них проходят службу семьдесят восемь тысяч солдат и сержантов, так сказать, полностью контрактников, и части на сто процентов контрактные.

К концу этого года в рамках реализации федеральной целевой программы контрактными станут ещё двадцать соединений и крупных частей, это сорок семь тысяч должностей солдат и сержантов, и мы завершим выполнение федеральной целевой программы. Думаю, что шесть лет назад мало кто мог себе представить, что две трети личного состава Вооружённых Сил Российской Федерации будут контрактными, а сегодня это факт. У нас есть планы и на будущее.

После этого, в 2008 году мы хотим начать выполнение следующей федеральной целевой программы, по которой все без исключения сержанты, старшины Вооружённых Сил и экипажи надводных кораблей тоже будут комплектоваться только контрактниками. (Я скоро заканчиваю, если можно, несколько минут.) Это позволит нам помимо прочего укрепить и дисциплину в армии, это значительный шаг вперёд и в укреплении дисциплины, я считаю. Что касается боевой подготовки. Учения, полёты, морские походы, ракетные пуски - это уже не экстраординарные какие-то события, а повседневные будни нашей жизни. (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Время продлите до окончания выступления.

Иванов С. Б. В 2005 году мы впервые в постсоветской истории провели дивизионное тактическое учение с боевой стрельбой, а в прошлом, 2006 году впервые провели полноценное командно-штабное учение Второй общевойсковой армии Приволжско-Уральского округа. Чтобы было понятно, что такое полномасштабное армейское учение, скажу, что нам потребовалось сто эшелонов, для того чтобы перевести к району учений войска и технику. Вот что это такое.

Наши подводники, кстати, впервые за многие десятилетия успешно осуществили пуск межконтинентальной баллистической ракеты с Северного полюса. А аналогов учений, которые мы проводили с нашими китайскими и индийскими коллегами, вообще никогда не было в истории наших Вооружённых Сил. Сегодня мы ежегодно проводим пятьдесят, как минимум пятьдесят, командно-штабных учений, тренировок только стратегического, оперативно-стратегического и оперативного масштаба.

Не могу не сказать несколько слов о создании достойных условий службы и жизни военнослужащих, потому что без этого никакая модернизация Вооружённых Сил, конечно, проводиться не может. И в первую очередь это касается денежного довольствия и жилищной проблемы. В этом направлении тоже много сделано, вы, наверное, об этом знаете. Доходы военнослужащих увеличились за шесть лет почти в два раза в реальном исчислении. То есть учитывая инфляцию и не считая монетизацию льгот, лейтенант на сегодняшний день у нас получает более 10 тысяч рублей, а денежное довольствие командира полка составляет почти 16 тысяч рублей. И это по минимуму, потому что многие лейтенанты и командиры полков у нас получают намного больше, если они служат на Северном Кавказе, на Севере, на Дальнем Востоке, там уже региональные надбавки достаточно крупные. И всё равно этого, конечно, мало, я это признаю, поэтому наши дальнейшие планы известны, они определены: мы будем продолжать повышать денежное довольствие, причём дважды, на 15 процентов, в 2007 и 2008 годах.

Что же касается пресловутого квартирного вопроса - а он пресловутый не только для всей России, но, конечно, и для армии, может быть, даже ещё в большей степени, - то здесь тоже наметились позитивные сдвиги, то есть тенденция негативная уже переломлена. Начиная с 2001 года Минобороны получило сто сорок тысяч новых квартир только для постоянного проживания. Запущена в действие принципиально новая накопительная ипотечная система. И в этом году мы уже проводим эксперимент: первые двести молодых лейтенантов по всей стране, от Владивостока до Калининграда, заедут в квартиры реальные, которые будут их собственностью, и мы будем смотреть, как работает ипотека не в части накопления средств, а уже непосредственно в части её реализации. У нас очень сильно вырос фонд служебного жилья. За шесть лет он увеличился более чем в два с половиной раза.

Когда я пришёл в Министерство обороны, у нас было восемьдесят четыре тысячи служебных квартир, а сейчас их двести двадцать пять тысяч. И сокращается очередь - надеюсь, вы об этом знаете - на постоянное жильё. Эта очередь по сравнению с 2001 годом уменьшилась на 25 процентов, на четверть. И через три года мы должны этот пресловутый квартирный вопрос в части постоянного жилья закрыть, а к 2012 году решить вопрос со служебным жильём.

Что касается взаимодействия с российским обществом. Я не буду здесь говорить о гражданском контроле над Вооружёнными Силами, о родительских комитетах. Мы создали такие формы работы, организации, активно сотрудничаем с гражданским обществом, заинтересованы в этом и готовы продолжать эту работу. На этом я своё выступление закончил. Извините, что я перебрал время. Готов ответить на вопросы.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Борисович. Присаживайтесь. Уважаемые коллеги, в соответствии с Регламентом прошу записаться на вопросы. Включите режим записи. Покажите список записавшихся. Смоленский, пожалуйста.

Иванов А. С., фракция "Единая Россия". Иванов по карточке Смоленского. Уважаемый Сергей Борисович, как известно договор России и Украины по размещению Черноморского Военно-Морского Флота в Севастополе действует до 2017 года. Наверное, до этого года у России не будет проблем с его размещением, хотя обострения взаимоотношений с Украиной возможны и до этого года. Что будет после 2017 года, трудно предсказать. Однако всегда необходимо готовиться и к худшему варианту. В связи с этим не рассматривается ли в настоящее время вариант передислокации флота на территорию России, например в район Таманского полуострова? Вам, уважаемый Сергей Борисович, думаю, в скором времени придётся этим заниматься на более высоком уровне, так как надеюсь, что Президентом России станете вы. Спасибо.

Иванов С. Б. Спасибо за вопрос.

Председательствующий. Пожалуйста, ответ на каждый вопрос - до трёх минут.

Иванов С. Б. Украина, 2017 год. Во-первых, я бы хотел отметить, что в последнее время у нас как раз наблюдается, я бы так сказал, стабилизация и улучшение отношений с Украиной. Я сам недавно был в Киеве. Существует специальная группа совместная российско-украинская в рамках большой комиссии по вопросам внешней безопасности, обороны. Она работает. Скоро, очевидно, будет вторая встреча. Черноморским флотом занимается отдельная комиссия, которую с нашей стороны возглавляет заместитель министра иностранных дел Григорий Борисович Карасин. Они ведут в спокойном в последнее время тоне диалог по Черноморскому флоту. Что будет в 2017 году, я не знаю, я не ясновидящий, но вы правы в том, что мы должны думать о любых сценариях, и хороших, и плохих. В этой связи напомню вам, что принята и, самое главное, осуществляется уже на протяжении трёх последних лет федеральная целевая программа по созданию пункта базирования Черноморского флота на северокавказском побережье. Ежегодно по этой программе выделяется и осваивается свыше 1 миллиарда рублей. Пока речь идёт, собственно, о Новороссийске, там ведутся работы, и многое уже сделано: молы построены, осуществлён землеотвод, но это делается не для кораблей, которые сейчас в Севастополе базируются, а для тех кораблей, которые после развала Советского Союза у нас оставались, извините, без причала, без технического обслуживания, без береговых баз. Флот - это не только корабли и даже не столько корабли. Флот - это огромная береговая структура, это ещё и морская авиация, и морская пехота. Так вот для того, чтобы людей нормально разместить, создать им нормальные, человеческие условия и службы, и быта, то есть жизни, мы и должны обустраивать Черноморское побережье наше в Краснодарском крае, что мы и делаем. Вопрос о дальнейшем развитии этой программы, о том, где мы будем строить другие пункты базирования, сейчас решается командованием Военно-Морского Флота. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. Кондратенко Николай Игнатович.

Кондратенко Н. И., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Уважаемый Сергей Борисович, вы в своём докладе всё время обращаетесь к периоду шестилетней давности, пытаясь сравнивать ту армию с этой, - это, в общем-то, логично и правильно, иначе понять содержание вопроса невозможно. Я хорошо помню ту армию, в которой служил, гордился ею, это были сильнейшая армия, сильнейший флот. Жестоко и беспощадно разрушались и армия, и флот: помните, Западная группировка войск наша, сверхсовременный Северный флот, многое другое уничтожалось и подрывалось беспощадно. Помимо того, что вы министр обороны, вы и опытный чекист. Как считаете, разрушалось это с умыслом, со злодейским умыслом? И если это так, то где те люди, которые разрушали, сегодня находятся?

Иванов С. Б. Николай Игнатович, мне, конечно, тяжело отвечать на такой вопрос, не имеющий отношения к моей нынешней сфере деятельности. Вы упомянули, что я опытный чекист, но я всю жизнь занимался внешней разведкой и в теорию заговоров не верю, сразу хочу сказать. И вы правы, вы правы: тот развал, который происходил в государстве, он не мог объективно не затронуть и армию, не мог не затронуть. Что касается отдельных аспектов, да, если бы я мог, то, например, вывод российской ГСВГ, группы советских войск в Германии, я осуществлял бы, конечно, по-другому, и не выбрасывал бы людей в чистое поле, и не размещал бы танки и вертолёты тоже в чистом поле, где они быстро приходили в негодность. Но это уже вопрос исторический, этого не вернёшь, надо думать о сегодняшнем дне и, самое главное, о будущем, о том, какая армия нам нужна в будущем, потому что и характер военных конфликтов - вы видите, что в мире происходит, - тоже кардинально меняется. Угрозы меняются, и Вооружённые Силы должны быть подготовлены не к войне прошлого, а к войне будущего. В этом состоит моё глубокое убеждение.

Председательствующий. Глазьев Сергей Юрьевич.

Никитин В. П., фракция "Родина" (народно-патриотический союз)". Спасибо, Борис Вячеславович. Никитин Владимир Петрович по карточке Глазьева. Уважаемый Сергей Борисович, скажите, пожалуйста, что происходит сейчас в отрасли военного судостроения? Какие намечены реорганизации, в том числе организационного плана? Насколько учтён опыт авиакорпораций с учётом специфики этой тонкой сферы - военного судостроения? И поскольку я депутат от Калининградской области, скажите, как вам видится будущее завода "Янтарь"? Я знаю, что вы хорошо знакомы с ситуацией. Каково будущее, каковы перспективы? Потому что есть определённое волнение.

Иванов С. Б. Прежде всего, волноваться не надо. Если говорить о военном судостроении, то есть, конечно, определённые трудности, но в целом я оцениваю потенциал и нынешние возможности нашего судостроения достаточно высоко. Да, после развала Советского Союза мы утратили и большие территории прибрежные, и заводы судостроительные, но не все. Почему я так говорю? Потому, что основные предприятия судостроения, занятые в военном кораблестроении, загружены сейчас заказами, извините, под завязку. Сами директора мне это теперь говорят: мы не знаем, что делать, - раньше мы смотрели в основном на экспорт, а теперь смотрим вожделенно на внутренний заказ, потому что рубль укрепился, а доллар упал, потому что финансируется гособоронзаказ на сто процентов, с нас стали строже спрашивать за его выполнение и объём увеличили. Заводы загружены, только работайте. Это по военному кораблестроению. А основные проблемы у нас, как, кстати, и в авиастроении, в гражданском судостроении, вот там у нас проблемы. И мы сейчас уже находимся на выходе решения задачи в плане создания нескольких судостроительных холдингов. Я считаю, что их должно быть минимум три, в том числе и с учётом интересов безопасности и обороны, потому что один из них, я на этом настаиваю, в обязательном порядке должен быть на Дальнем Востоке, на Тихом океане, в обязательном порядке. Нам там надо развивать и промышленность, и высокие технологии, а не строить всё только на Западе, потому что вы представляете, сколько стоит только перегнать корабль, построенный, допустим, на Балтике, на Тихий океан, или даже лодку "Севмаша" на Тихий океан. Не так-то это просто, это можно сделать, но это достаточно дорогостоящее и трудоёмкое мероприятие. При создании этих холдингов мы будем ориентироваться прежде всего на развитие нашего гражданского судостроения, потому что некоторые классы судов, например газовозы, которые нужны нам, России, нашей отечественной промышленности и экономике, мы производить на сегодняшний день не можем. Это значит, что нужны новые технологии, новые верфи, потому что по тому объёму, который есть сейчас у нас, - а мы не собираемся снижать объём гособоронзаказа, - у нас дополнительных мощностей нет, вот о чём идёт речь. И в ближайшее время, я надеюсь, уже конкретно холдинги эти будут сформированы. А на калининградском заводе "Янтарь", на котором я бывал, как и практически на всех предприятиях и судостроительной отрасли, и авиастроительной отрасли, и вообще ВПК, там нормальные перспективы. Там есть и внутренний заказ Министерства обороны... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Спасибо. Куликов Олег Анатольевич.

Тюлькин В. А. Тюлькин по карточке Куликова. Сергей Борисович, вы справедливо отметили, что задача модернизации комплексная: техническая составляющая, боевая выучка и морально-политическая, как раньше говорили, которая немаловажную часть составляет. Вот в сегодняшней сложнейшей обстановке, когда в Прибалтике поднимают голову неофашисты и прочие, в условиях, когда фашиствующие элементы там борются с советской символикой, с вашей точки зрения, указ президента N 1422 о замене боевых знамён, который предусматривает замену действительно боевых советских знамён на новые образцы с орлами, крестами и прочим, послужит ли укреплению боевого духа, преемственности и так далее?

Иванов С. Б. Я боюсь, что у вас не совсем правильная информация. Никакой замены боевых знамён в массовом порядке не происходит. Что же касается Прибалтики, руководство страны неоднократно высказывалось по этому вопросу, и я высказывался. Мы назвали вещи своими именами, назвали это, я в частности, государственным вандализмом. Причины этого тоже понятны. Комплексы, желание выделиться, укрепить свои позиции накануне каких-то внутриполитических событий в этих странах - это всё налицо. В военном отношении у нас с НАТО складываются, в общем-то, такие взаимоотношения: кое-где взаимопонимание, кое-где нет. Мы открыто о наших противоречиях говорим, не скрываем их, под ковёр не заметаем, но какой-либо агрессивной политики со своей стороны не проводим. Мы не считаем - я немножко отвлекусь от этого вопроса, - как в Советском Союзе, ракета на ракету: вот у нас должно быть межконтинентальных баллистических ракет обязательно столько, сколько у всего остального мира, вместе взятого. Сейчас такого уже нет. Мы смотрим прежде всего на качество, на асимметрию и на технологии, потому что без этого мы не выживем в любом случае. Я уже говорил о том, что и сам характер военных действий сильно меняется, и вы это сами видите на экранах телевизоров. А Российская армия, кстати, на сегодняшний день нигде не воюет, только на учения часто ездит за границу.

Председательствующий. Спасибо. Васильев Владимир Алексеевич.

Васильев В. Алексеевич, фракция "Единая Россия". Спасибо большое. Сергей Борисович, у меня такой вопрос. Вы назвали сегодня цифру: если я не ошибаюсь, примерно миллион триста или миллион двести тысяч военнослужащих у нас в армии. Вот скажите, пожалуйста, чем обоснована эта цифра. Я никак не могу найти ответа, почему именно такая цифра у нас должна быть. Она всё-таки сделана под количество генералов или же под количество боевой техники? Вот объясните мне, пожалуйста, если можно. Спасибо.

Иванов С. Б. Шесть лет назад численность, я сказал, была один миллион триста сорок тысяч, сейчас - один миллион сто тысяч. Ни одну боевую часть мы не сократили. Численность определяет Генеральный штаб, исходя из плана применения Вооружённых Сил. И с точки зрения боевой техники всё как было, так и осталось, даже по качественному уровню существенно наросло. Я об этом, по-моему, в своём докладе на цифрах, с аргументами, а не просто так попытался вам рассказать. Что касается численности вообще, опускаться ещё ниже мы уже не можем. Генеральный штаб говорит: на такую страну, расположенную в десяти часовых поясах с учётом необходимости иметь региональные группировки, например на Дальнем Востоке, в Приволжско-Уральском округе, на западе страны, мы просто не можем. Плюс у нас, конечно, РВСН есть, Космические войска, десантные войска, уже практически полностью перешедшие на контракт. Это сокращать уже нельзя. Мы считаем, эта цифра оптимальная и достаточная для эффективной обороны, если мы будем постоянно заниматься развитием Вооружённых Сил, то есть перевооружением, переоснащением, закупкой сложных технологичных систем, которые обеспечивают нашу безопасность наряду с Силами общего назначения. Считать можно по-разному. Если кто-то не знает, армия Северной Кореи больше российской на сегодняшний день, больше по численности. Ну и что? Что, эффективна, что ли? Я в этом сильно сомневаюсь. Поэтому мы в последнее время всё время при росте военного бюджета расходы в приоритетном порядке направляем на перевооружение и социальную защиту военнослужащих.

Председательствующий. Спасибо. Коган Юрий Владимирович.

Шадаев Д. Р., фракция ЛДПР. Шадаев Дамир Равильевич по карточке Когана Юрия Владимировича. Уважаемый Сергей Борисович, в вашем докладе вы упомянули о замене 45 процентов технических средств на новые. Какие меры вы планируете для обеспечения должного контроля за реализацией выбывающего военного имущества? И вторая часть вопроса. Прошу вас дополнить ваш ответ по развитию судостроения информацией о возможности размещения новой верфи для строительства авианосцев на Балтике.

Иванов С. Б. Что касается обновления 45 процентов техники, это предусматривается государственной программой вооружения до 2015 года, здесь ни убавить ни прибавить. Что касается судостроения и конкретно строительства новых верфей для строительства перспективных судов авианесущего класса, я бы так выразился, конкретного решения на этот счёт на сегодняшний день ещё не принято, оно будет принято по согласованию с Генеральным штабом, с Главкоматом Военно-Морского Флота где-то к 2009 году, потому что один авианесущий крейсер "Адмирал Кузнецов" у нас есть в наличии, он ещё достаточно долго будет служить. Где строить новую верфь, на сегодняшний день не определено, но я не думаю, что Балтийский регион является лучшим местом для этого. У нас есть Север, у нас есть ещё и Дальний Восток. Что же касается вообще технического оснащения, добавлю ещё одну мысль. Часто говорят: вот в Советской армии было пятьдесят тысяч танков, сейчас у вас столько-то танков (не буду называть цифру, мы в открытом режиме). Дело опять-таки не в количестве. Понимаете, одна единица современной техники заменяет собой пять - десять старых. Лучше один такой вертолёт, как "Ми-28Н", ночник, который у нас уже пошёл, чем эскадрилья старых вертолётов. Лучше один танк "Т-90", чем взвод или рота танков "Т-72", и так далее. Здесь не надо считать, как говорится, по головам и по штукам. Плюс есть модернизация. Часто говорят: вот вы не новое закупаете ежегодно, а модернизируете старое. Если образец вооружения хороший и прошёл апробацию в войсках, доказал свою эффективность, то чаще всего не нужно моментально новый образец оружия заказывать и строить, потому что это значит просто палить деньги, а нужно модернизировать старое. Вот у американцев тот же "Абрамс" в 70-е годы был создан и до сих пор воюет, нормально воюет. "Б-52" знаменитый был создан, страшно сказать, в 1952 году! Я ещё не родился в том году, а он летает. Он просто раз в пять лет проходит глубокую модернизацию. Там, естественно, новая авионика, новое оружие, а сам самолёт создан в 52-м году!

Председательствующий. Шаврин Сергей Иванович, пожалуйста.

Шаврин С. И., фракция "Единая Россия". Сергей Борисович, в своём докладе вы остановились на том, что с 1 января 2008 года будет федеральноеагентство по поставкам вооружений. Вот в связи с этим вопрос: поставками и закупками будет заниматься это федеральное агентство, а разработка и ремонт на кого перейдут?

Иванов С. Б. Разработка и ремонт и сейчас осуществляются либо на предприятиях промышленности, либо на ремонтных предприятиях Министерства обороны - и там и там. Всё зависит от конкретной ситуации, ремонт тоже бывает разный. Капитальный ремонт с модернизацией, как правило, Министерство обороны на своих предприятиях не делает, это неэффективно, а вот текущий ремонт, войсковой ремонт, когда, вы меня извините за такое слово, надо что-то подшаманить, - это мы делаем на своих ремонтных предприятиях, предприятиях Министерства обороны, которые очень близко находятся к зонам расположения этого оружия. Это просто экономия денег. И ещё я не ответил на предыдущий вопрос, на часть вопроса: как быть с утилизацией техники? Моя позиция очень простая: передавать её в промышленность. До сих пор Министерство обороны необоснованно несёт нагрузку, ненужную ему, охраняя, содержа старые образцы техники, запчасти к которым уже давно не производятся в России. Мы готовы либо передать это в порядке военно-технической помощи, либо передать в промышленность. Заберите это у нас, чтобы мы не несли опять-таки несвойственные Министерству обороны функции.

Председательствующий. Дубровский Виктор Николаевич. Нет его. Шеин Олег Васильевич.

Варенников В. И., фракция "Родина" (народно-патриотический союз)". Варенников по карточке Шеина. Сергей Борисович, конечно, мы отмечаем серьёзные, кардинальные изменения к лучшему в Вооружённых Силах, но хотелось бы знать: а что требуется от депутатов Государственной Думы, чтобы Вооружённые Силы имели всё необходимое в таком количестве, которое гарантировало бы защиту нашего Отечества? И второй вопрос. Новая система технического обеспечения, возможно, обязывает пересмотреть систему тылового обеспечения по такой же схеме, чтобы тыл не мотался по всей стране, не заказывал... Я считаю, что вот на второй вопрос можно было бы... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Пожалуйста, ответ.

Иванов С. Б. Валентин Иванович, спасибо. Начну со второй части вашего вопроса - по тылу. Собственно, это уже и произошло: в рамках единой системы, унифицированной системы тылового обеспечения мы ещё три года назад в Министерстве обороны создали единый заказывающий орган для всех силовых структур. Мы проводим общие торги на продукты питания, на имущество тыла, на обмундирование, на обувь, на многое-многое другое, из чего, собственно, тыл состоит, и вы это знаете лучше меня, прослужив столько лет в Вооружённых Силах. Эта система уже в прошлые годы привела к экономии миллиардов рублей. То есть теперь у нас единый контракт, единая закупка. Министерство обороны для всех силовиков довозит закупленное имущество тыла до какого-то пункта, например там до областного центра, а дальше пограничники, если мы для них закупаем, уже на коротком плече развозят это по своим заставам. Экономия средств очевидная. Теперь следующий шаг. В названии агентства, о котором я говорил с трибуны, присутствуют не только слова "по поставкам вооружения и военной техники", но и слова "материальных средств". То есть всё это переходит в агентство, и, конечно, материальные средства, то бишь имущество тыла, будут закупаться, контрактоваться этим же агентством для всех силовиков. Первая часть вашего вопроса, Валентин Иванович: что нужно сделать? Я бы уделял больше внимания сейчас состоянию промышленности, реального сектора экономики, наукоёмких технологий, потому что без этого свою обороноспособность в том числе, и не только обороноспособность, мы не обеспечим. Мы просто не станем конкурентоспособной страной в жёстких условиях конкуренции, которые сейчас в мире существуют. Оборона - это только часть проблемы, а на самом деле этот вопрос шире: пора нам слезать с нефтяной и газовой иглы.

Председательствующий. Рокицкий Михаил Рафаилович.

Ельцов В. Н., фракция "Единая Россия". Ельцов по карточке Рокицкого. Уважаемый Сергей Борисович, ваша информация о состоянии дел в Вооружённых Силах за последние шесть лет, конечно же, заслуживает похвалы и положительной оценки, но по-прежнему велики ожидания от вас, как от министра-патриота. Выпуск техники двойного назначения на предприятиях Российской Федерации - это чрезвычайное благо как с точки зрения технического прогресса, так и с точки зрения конкурентоспособности этих предприятий. Вот КАПО имени Горбунова разработало "Ту-334". Он сертифицирован, готов к серийному запуску, имеется около ста контрактов, но какие-то неведомые силы всегда сталкивают его в конкуренции с RRG. Коллектив от этого страдает, социальная сфера этого знаменитого предприятия страдает. Ну вот какова ваша позиция? Давайте решим вопрос в этом году. Ведь Христенко обещал, говорил: если спрос будет, то мы найдём деньги. Давайте найдём деньги. Спасибо.

Иванов С. Б. Спасибо за вопрос. Вы так его оригинально поставили: давайте найдём деньги, а потом спрос будет. Сначала - спрос. Как сейчас торгуют в мире самолётами? Никаких самолётов на складе нет. Контракт подписывается на несуществующий самолёт со строго определёнными тактико-техническими данными - энергоёмкость, стоимость одного кресла пассажира на перевозке, экономичность двигателя и многое, многое другое. Я знаю самолёт "Ту-334", я неоднократно бывал на КАПО имени Горбунова. Самолёт сертифицирован частично, насколько я знаю, частично, не полностью. Я не против этого самолёта, но должен быть спрос на него в том виде, в каком он сейчас существует. По потреблению авиакеросина, стоимость которого составляет свыше 50 процентов стоимости авиабилета, он конкурентоспособен или нет? Я не знаю просто, это должны специалисты определить, в том числе компании-перевозчики. Если их этот самолёт устраивает, тогда я не понимаю, почему они его не покупают, согласен с вами. Но я не уверен... В любом случае мы должны развивать разные проекты, в конечном счёте, что покупать, нравится это или не нравится, определяет рынок.

Председательствующий. Свечников Пётр Григорьевич.

Локоть А. Е. Локоть по карточке Свечникова. Уважаемый Сергей Борисович, вы озвучили, на мой взгляд, очень важный тезис, может ли промышленность создать то, что нужно армии, вы тут же сказали о том, что нужны высокие технологии, и это тоже абсолютно правильно. Но здесь есть некое противоречие, когда речь идёт о снижении финансирования НИРов и ОКРов. Вы говорите о научно-техническом заделе, который создан в 2002-2005 годах. Сергей Борисович, у нас сегодня 2007 год. Для того чтобы не отставать в этой области, процесс должен быть непрерывный и, безусловно, финансирование это надо вести. И второй вопрос. Сегодня военные промышленники несколько испуганы, откровенно скажу вам, вот этой очередной революцией, можно сказать, потому что одну революцию уже пережили - с единым заказчиком. Учтены ли как-то интересы военных промышленников? Раньше к одному заказчику шли, сегодня пойдут к нескольким, возможна забюрокраченность создаваемой системы. Спасибо.

Иванов С. Б. Со второй части вопроса начну. Анатолий Евгеньевич, всё ровно наоборот: это сейчас идут и в прошлом ходили по разным заказчикам и договаривались с разными людьми, в том числе в разных ведомствах, а теперь будут идти к одному заказчику, то есть всё ровно наоборот. И вы понимаете, тут и коррупционная составляющая, конечно, была заложена, ну, неизбежно: зашли, убедили одного командира, генерала, в одном ведомстве, другого - в другом ведомстве, или по разным ценам... Я знаю случаи, когда обычный противогаз различные силовые структуры покупали по ценам, различающимся в два раза. Ну ясно, что это коррупция, абсолютно ясно. Вот теперь этого не будет. Теперь что касается НИОКРов. Когда я выступал, что я имел в виду? В 2002-2005 годах в рамках прошлой государственной программы вооружений мы сознательно закладывали большой объём средств на НИОКР, свыше 40 процентов из объёма ГОЗа шло на НИОКРы. Прошёл цикл, НИОКРы закончились. Мы же не можем вечно вести НИОКРы, двадцатилетиями?! Это значит тоже политденьги. У нас многие, давайте объективно говорить, любят десятилетиями заниматься НИОКРами: сиди себе, государство денежки платит, а я опытно-конструкторскими и научными работами занимаюсь, и всё. А результата нет. Прошло восемь лет - нет, мне ещё пару лет надо, давайте ещё денег. Так не будет. Вот мы в те годы акцент, упор сделали на НИОКРы - свыше 40 процентов ГОЗа шло только на НИОКРы. Сейчас эти НИОКРы в основном выполнены. И они во что должны перелиться? В серийные закупки. Вот они и начались по следующей программе. Но совсем мы никогда не прекратим НИОКРы, конечно, это невозможно. Просто сейчас доля НИОКРов в ГОЗе 2007 года где-то в районе 30 процентов, а не 40, вот и вся разница. А прекращать их, конечно, не будем, их надо постоянно вести. Есть фундаментальные НИОКРы, которые только государство, и в частности оборонка, может вытянуть. Тот же ГЛОНАСС откуда появляется? Только из ОПК. Кстати, и в Америке GPS тоже из заказа Пентагона.

Председательствующий. Чижов Сергей Викторович.

Хвоинский Л. А., фракция "Единая Россия". Хвоинский по карточке Чижова. Уважаемый Сергей Борисович, скажите, пожалуйста, как вы оцениваете сегодня ранее принятое решение по ликвидации ракет шахтного типа и уничтожение и разграбление системы обслуживания? Не было ли это ошибкой? И что происходит с испытанием нового ракетного комплекса "Булава"? После многократных заявлений о том, что создан лучший в мире ракетный комплекс, ни одного удачного пуска. Спасибо.

Иванов С. Б. Леонид Адамович, что касается шахт. Шахты действительно уничтожались в соответствии с теми обязательствами, которые Россия взяла ранее. А я считаю, как бы нам ни было там обидно, горько, если мы на себя обязательства берём, мы их должны выполнять. От этого зависит авторитет страны, кстати, и вообще восприятие окружающим миром России. Но далеко не все шахты уничтожаются - те, которые по международным обязательствам можно не уничтожать, мы не уничтожаем. От дальнейших выводов о том, что с ними делать, я пока воздержусь. Но хочу вас заверить, что мы бездумно всё подряд не уничтожаем сейчас, только то, что мы обязаны сделать по международным обязательствам. Если потом там происходит какое-то разграбление... Ну, во-первых, сами военные, конечно, проводят утилизацию с точки зрения безопасности, например химической и прочее, прочее. Если что-то остаётся и там копают люди и что-то вытаскивают... Это есть, конечно, но Министерство обороны у каждой шахты уже без ракеты оставлять солдат и караулы тоже не может и не будет этого делать, потому что тогда нам нужна трёхмиллионная армия или пятимиллионная армия. Теперь по поводу "Булавы". Мы как-то подзабыли, что обычный "Тополь", не "Тополь-М", а "Тополь", и другие межконтинентальные баллистические ракеты, в том числе и морского базирования, в советское время испытывались по три-четыре года и для этого предусматривалось минимум двадцать - двадцать пять испытательных пусков. И даже в советское время не было случая, чтобы ракета все испытания проходила всегда нормально. Это и есть испытания, невозможно без испытаний отработать совершенно новый современный комплекс ракетного оружия. Сейчас мы на стадии испытания "Булавы". Да, были неуспешные пуски, но это в принципе в пределах нормы. Мы же не собирались в 2006 году закончить испытания, мы их начали в 2006-м, в 2007-м мы будем их продолжать. И я бы пока категорических выводов на этот счёт не делал, потому что вся мировая практика как раз и показывает, что испытания бывают удачные и неудачные, поэтому они и называются испытаниями. Вот если бы мы приняли на вооружение эту ракету и были сбои, да, это был бы кошмар, но мы эту ракету ещё не приняли.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Борисович. Уважаемые коллеги, прежде чем объявить перерыв, я хотел бы сделать объявление. К 100-летию российского парламента при содействии руководства Государственной Думы снят фильм "Свобода по-русски". Творческую группу возглавлял народный артист России Андрей Смирнов. Сегодня впервые в стенах парламента будет показана первая серия этой картины. Демонстрация фильма состоится в перерыве заседания с 14 до 16 часов в Малом зале. Вторая серия будет показана в это же время 9 февраля, в пятницу. Объявляю перерыв до 12.30.

(После перерыва)

Председательствующий. Уважаемые коллеги, нам необходимо зарегистрироваться. Прошу включить режим регистрации. Покажите результаты регистрации.

Результаты регистрации (12 час. 30 мин. 34 сек.)

Присутствует 405 чел. 90,0%

Отсутствует 45 чел. 10,0%

Всего депутатов 450 чел.

Не зарегистрировано 45 чел. 10,0%

Результат: кворум есть

Кворум имеется, продолжаем нашу работу. Продолжаем процедуру вопросов и ответов. Пожалуйста, Останина Нина Александровна. Включите микрофон. Время пошло, Нина Александровна.

Останина Н. А. Уважаемый Сергей Борисович, в соответствии с Регламентом я направляла два вопроса для сегодняшнего "правительственного часа". Сожалею, что не нашлось времени ответить на них, но, если коротко, расскажите всё-таки о судьбе военнослужащих, с которыми случились трагедии при несении воинской службы. Я имею в виду двоих ребят - Андрея Сычёва и Руслана Рудакова. Я знаю, что министерство не предполагает выплаты какой-либо специальной пенсии этим ребятам и получать они будут только гражданскую пенсию по инвалидности, хотя понятно, что их потребности гораздо шире и нельзя этой пенсией их покрыть. Предполагается ли выделение каких-то средств из фонда Министерства обороны (вы сказали, что средств вполне достаточно), для того чтобы обеспечить жизнь вот этих ребят? Спасибо.

Иванов С. Б. Я не говорил, что средств у нас достаточно на всё, нет, конечно, в том числе и на медицинское обеспечение, не говорил, что у нас вообще всё в шоколаде, как говорится, и всё нормально, нет, конечно. Основные проблемы Вооружённых Сил, да, решаются гораздо лучше, чем несколько лет назад, но не более того. Что касается двух ребят - Сычёва и Рудакова. Сычёв продолжает проходить курс реабилитации. Всё его лечение, включая протезирование, коляски титановые, - всё это за счёт Министерства обороны. Сейчас он полностью на коште Министерства обороны находится, и ничего здесь не изменилось. До тех пор пока мы не увидим, что он полностью реабилитирован... Квартира у него есть, тоже за счёт Минобороны.

Из зала. (Не слышно.)

Иванов С. Б. То есть про потом, да, про потом. Существует закон, помимо тех выплат страховых, которые уже все выплачены... после этого мы с Минздравсоцразвития, поскольку он лишится статуса военнослужащего и перейдёт на гражданку, будем решать, кто и как будет ему выплачивать пособие просто уже пенсионное, инвалидное и тому подобное. Что касается случая с Русланом Рудаковым, то здесь ситуация вообще чисто медицинская. И я хочу, чтобы вы понимали: у нас система здравоохранения в целом по стране развита так, как она развита. Вот в сельском военкомате, вы реально представляете, какие там могут быть обследования: присел, упал, отжался, давление, рост, вес - годен. Ну, посмотрели медицинские карточки старые, со времён школы, ПТУ: "Ничего нет? Ничего нет. Годен." Поэтому мы должны и пытаемся сделать так, чтобы Минздравсоцразвития, которое получило уже прямое указание президента, для призывников организовало углублённое медицинское обследование, для того чтобы редкие заболевания, которые невозможно выявить при нашем уровне медицины... И не надо здесь, кстати, на военных пенять, потому что как в призывную комиссию входят руководители субъектов Федерации, гражданские, так и медицинская комиссия-то - это же не военные врачи освидетельствуют, а гражданские врачи. Они пришли в военкомат по договору на месяц, на призывную кампанию, отработали и ушли. Это не военные обследуют призывников, а гражданские. Я хочу, чтобы вы это понимали. Так вот, здесь нужно и всю медицину, конечно, в стране поднимать, и, в частности что касается освидетельствования призывников. Чтобы у нас не было случаев, когда человек с врождённым каким-то заболеванием очень серьёзным проскакивает медицинские комиссии, попадает в армию, а потом у него происходит обострение и только в специализированных учреждениях Минобороны, в госпитале Бурденко, в окружных госпиталях... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Понятно. Спасибо, Сергей Борисович. И я попрошу вывести на экран список записавшихся.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Ладно, будем по списку продолжать. У вас информация не сохранилась о записавшихся? Я к электронной группе обращаюсь. Нет. Макашов. Пожалуйста, Альберт Михайлович.

Макашов А. М. Спасибо. Пятнадцать лет американцы умоляли нас, доказывали, просили уничтожить БЖРК. В прошлом году мы с радостью доложили, что последний комплекс уничтожен. Чего мы такие умные? Американцы ни один договор до конца не выполнили, а мы всё спешим и даже гордимся тем, что вот такие мы честные! Ничего аналогичного БЖРК пока ещё в мире нет. Я спрашиваю: можем мы воссоздать БЖРК для того, чтобы ответить хотя бы на то, что они нам подвигают к нашим границам?.. (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Пожалуйста, Сергей Борисович.

Иванов С. Б. Спасибо, Альберт Михайлович. БЖРК - железнодорожный известный всем комплекс "Скальпель". Все сроки его эксплуатации давно истекли, и физические, и моральные. Подвергать риску жизнь собственного населения я не могу и не буду. Производился этот комплекс на Украине, а не в России, то есть он производился в Советском Союзе, но не на территории Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, если говорить тем языком. Воссоздавать его заново полностью на российских комплектующих теоретически можно, но вопрос: зачем? У нас есть другие программы строительства своих ядерных сил, межконтинентальных ракет. Вы о них знаете, это не только "Тополь-М", и не только "Булава", это и перспективные работы, о которых неоднократно говорил президент, где теория баллистики вообще ни при чём. Вот это нам нужно, и мы над этим работаем.

Председательствующий. Елизаров Илья Елизарович.

Ближина Л. Ф. Ближина по карточке Елизарова. Сергей Борисович, я вас очень уважаю и горжусь, что у нас такой министр обороны. И, пользуясь случаем, перед тем как задать вопрос, хочу передать вам два обращения. Одно обращение касается вашей структуры (вы как раз в своём докладе говорили о жилищных условиях), а второе обращение - к Фрадкову, но вы вице-премьер, и поэтому прошу дать соответствующим структурным подразделениям указание, чтобы рассмотрели. И вопросы. В каком состоянии находится система медицинского обслуживания в Вооружённых Силах в части проведения своевременной диагностики и лечения граждан, проходящих военную службу по призыву? И какие меры принимаются для улучшения системы своевременной диагностики и лечения этой категории военнослужащих? Спасибо.

Иванов С. Б. Спасибо за то, что вы меня уважаете и любите, спасибо. Я стараюсь просто честно выполнять свою работу вот уже на протяжении шести лет. И я действительно прикипел к Министерству обороны, хоть я и в гражданском платье, как говорят военные, но я всё-таки генерал-полковник запаса, и проблемы безопасности и Вооружённых Сил для меня не чужие, поверьте. Что касается вашего вопроса по медицине. У нас, вообще, существует достаточно стройная система обеспечения медицинским обслуживанием, и - хочу сразу внести ясность - не только призывников, а всех военнослужащих. Мы не можем создавать военную медицину отдельно для призывников и отдельно для офицеров и не будем этого делать. Она общая, она у нас как бы по всей вертикали Вооружённых Сил проходит. Есть центральные госпитали - Бурденко, Вишневского, Военно-медицинская академия. В последнее время большие средства затрачены на переоснащение, например трёхмерные томографы там поставлены. И вообще, вы сами знаете, что многие гражданские лица стремятся попасть туда на лечение, потому что там работают профессионалы-практики, хотел бы это подчеркнуть, которые не только теорию изучают, но с утра до ночи занимаются конкретными медицинскими вещами на практике. Особенно что касается полевой хирургии, все огнестрельные ранения, все травмы, полученные при взрывах мин и так далее, лучше всего лечат в системе военной медицины, и это доказывает жизнь. И мы охотно берём гражданских и помогаем обществу. Вот недавно в Ингушетии было покушение на муфтия Ингушетии, он сейчас находится на излечении в одном из медицинских учреждений Министерства обороны, потому что там самые квалифицированные специалисты. Дальше идёт окружная система, и непосредственно в частях есть медицинские пункты, лазареты, в том числе и для призывников. Но если что-то серьёзное случается, конечно, любого военнослужащего (мы их не делим - рядовой или генерал) мы отправляем по этой вертикали - от простого к сложному. Проблемы есть, я о них уже говорил. Система медицинского обеспечения на гражданке, если говорить о призывниках, очень слабая. Мы это видим сплошь и рядом и потом в армии пожинаем плоды. Но это уже проблема не только Вооружённых Сил, а всей медицины страны. Вот один из национальных проектов, по медицине, направлен в том числе и на решение этой проблемы. У нас молодёжь физически слабая - я об этом много раз в вашем зале говорил, и в прошлом году говорил, - у нас есть новобранцы, которые ни одного раза подтянуться не могут на перекладине.

Председательствующий. Спасибо. Езерский Николай Николаевич.

Иванова С. В., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. По карточке Езерского - Иванова, Сахалин. Уважаемый Сергей Борисович, возможно, вам известно о том, что вот уже два десятилетия сахалинцы, да и все дальневосточники бьют тревогу в связи с тем, что на морском дне вблизи берегов Сахалина покоятся две мощные радиоизотопные энергетические установки, работающие на стронции-90. Они предназначались для энергообеспечения маяков, но были сброшены в аварийной ситуации вертолётчиками, выполнявшими задание Министерства обороны. Этот смертоносный груз представляет большую радиационную опасность для всего Азиатско-Тихоокеанского региона, между тем его поиски ведутся ни шатко ни валко, в связи с чем Сахалинская областная Дума трижды обращалась к президенту и правительству, к органам госвласти всех уровней. И в прошлом году эта проблема была рассмотрена на заседании Комитета по безопасности, после чего была снаряжена экспедиция Тихоокеанского флота. К сожалению, она была плохо подготовлена: в первый же день автоматическая техника вышла из строя и работали старыми дедовскими методами... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Да нет, уже нельзя. Пожалуйста, Сергей Борисович.

Иванов С. Б. Но я вопрос понял.

Председательствующий. На то, что вы уловили из этого вопроса, ответьте, пожалуйста.

Иванов С. Б. Да, уважаемая однофамилица, мне эта проблема известна. Утрата этих двух изотопных установок действительно произошла достаточно давно. Вы сказали: смертельный груз, но, если бы он был смертельный, его давным-давно нашли бы, но его с тех пор, за много лет, так и не нашли. Где он на дне океана? Ведь чтобы его поднять и обезвредить, что в принципе нужно сделать, надо знать, где он находится. Вот неоднократные экспедиции Министерства обороны не смогли найти, потому что это огромный район океана, а вертолётчики, когда его сбрасывали в аварийной ситуации, просто точных координат не дали. У нас была авария и на Чукотке тоже (но это, конечно, не радиоактивный элемент, вот этот стронций, который используется в маяках), там мы нашли, зафиксировали и ведём работы вместе с Росатомом уже второй год и в 2007 году закончим ликвидацию последствий вот этого небольшого излучения, которое для жизни людей, кстати, не несёт никакой угрозы, тут не надо краски сгущать. Что касается Сахалина и прилегающей акватории Мирового океана, мы будем и дальше организовывать экспедиции, до тех пор пока не найдём. Но, пока мы не нашли и никакого излучения нет, что-либо предпринимать трудно.

Председательствующий. Алкснис Виктор Имантович.

Алкснис В. И. Уважаемый Сергей Борисович, вы уже отвечали на вопрос по поводу "Булавы", у меня тоже вопрос по "Булаве". Сегодня впервые в мировой практике принятия на вооружение новой техники запуски опытных образцов осуществляются непосредственно с борта ядерного ракетоносца. Это впервые в мировой практике. Вы сами говорили, что в советские времена по тридцать, сорок, пятьдесят запусков было с наземных стендов. Почему избран такой путь? Мы помним, чем кончилось это на "Курске", когда с торпедой проводились испытания. Сейчас, вот две недели назад, взорвалась ракета "Зенит" на морском старте, а "Зенит", кстати, - это ракета, которая уже десятилетие запускалась и считалась самой надёжной. Почему избран такой очень опасный путь испытаний - с борта действующего ракетоносца, когда есть наземные старты?

Председательствующий. Пожалуйста.

Иванов С. Б. Отвечаю: наземных стартов для пуска межконтинентальных баллистических ракет морского базирования нет в природе.

Из зала. В Архангельской области...

Иванов С. Б. Нет, нет на сегодняшний день. Или надо миллиарды затрачивать на его создание. Что касается безопасности лодки, то всё это смоделировано, конструкторами подписано, они взяли на себя ответственность на этот счёт, поэтому никакой угрозы ядерной безопасности я не вижу. А что касается вашего сравнения с ракетой "Зенит", то оно некорректно, потому что это ракета украинская, а не российская.

Председательствующий. Видьманов Виктор Михайлович.

Видьманов В. М., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Сергей Борисович, я внимательно прослушал ваш доклад. Естественно, факт неоспоримый, динамика по всем направлениям, о которых вы доложили, положительная, но в выступлении, в докладе, вы сказали, что беспокоитесь об оборонном комплексе, об оборонных предприятиях. Я вам докладываю: в период приватизации, за десять лет, разрушено двести шестьдесят одно предприятие оборонного комплекса с лучшими технологическими, так сказать, переделами. В этой связи какие вы видите дальнейшие пути укрепления оборонных предприятий, управления ими и финансирования их, чтобы решить те задачи, которые определены в вашей программе? И второй вопрос. Я категорически не согласен с тем, что нет возможности увеличить оплату труда наших командиров, начиная от... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Пожалуйста, ответ.

Иванов С. Б. Я понял вопрос. По окладам военнослужащих я сам сказал, по-моему, что этого недостаточно, что этого мало, что в планах стоит повышение денежного довольствия ещё дважды, по 15 процентов. Я открыто об этом говорил. Может быть, конечно, хотелось бы на 100 процентов поднять, я теоретически не против этого. Просто, понимаете, при всём при этом мы не должны повторять путь Советского Союза, когда военный бюджет составлял 30 процентов ВВП. Чем это закончилось, вы все хорошо знаете: развалом страны. Не только из-за этого, но экономика не функционировала нормально, конкурентоспособная экономика не функционировала. Я считаю, что мы должны удерживать военный бюджет в пределах 3 процентов ВВП. И нам этого достаточно, если только мы деньги эти будем с умом расходовать, повышая денежное довольствие, решая квартирные проблемы военнослужащих и перевооружаясь на то, что нам нужно. Десятки тысяч ракет, танков и прочего нам сейчас не нужны. И вообще, мы не должны быть пугалом перед всем миром, военным пугалом. Что касается предприятий, да, очень много было утрачено, что-то приватизировано. Мы идём - и надеюсь, вы это заметили уже - по пути создания крупных интегрированных структур, холдингов, в авиастроении уже прошли, в тактическом ракетном оружии прошли, в вертолётном прошли и во многом другом. По основным образцам вооружений и техники уже созданы холдинги, которые в случае необходимости получают бюджетные средства дополнительные, доказывая мне, что им нужна для усиления каких-то мощностей, для приобретения новейших технологий бюджетная поддержка. И большинство холдингов, конечно, либо на сто процентов государственные, либо частно-государственные, но под полным контролем государства. И это нельзя выпускать, естественно, из-под государственного контроля. Поверьте, в правительстве ни у кого таких бредовых мыслей по поводу того, чтобы всю оборонку отдать в частный сектор, нет и быть не может. Да и в мире такого нигде нет, кстати. Но здесь нужно доказать, что расходы бюджетные идут на дело, потому что, хочу вам честно сказать, многие руководители предприятий пытаются пустить бюджетные средства на евроремонт своих офисов, на всё что угодно, но только не на дело. И это тоже надо контролировать, и не надо никого обманывать. У нас принята федеральная целевая программа по поддержке оборонно-промышленного комплекса.

Председательствующий. Спасибо. Пожалуйста, Гришуков. По карточке Алфёрова Жореса Ивановича.

Гришуков В. В., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Спасибо. По карточке Алфёрова - депутат Гришуков. У меня вопрос, который состоит из двух частей. Любая реформа, мы знаем, должна приносить улучшение ситуации, правильно? Вот те реформы, которые у нас идут, это не касается только военного ведомства, это в том числе и пенсионная реформа, и многие другие, пока, так сказать, пользы не приносят. В этой связи вопрос такой к министру обороны. Реформа Вооружённых Сил, о которой мы, как правило, говорим, не может чётко поставить задачи, если нет доктрины, если нет реформы вооружения, связанной с реформой Вооружённых Сил. И когда-то, я помню, один из министров обороны пытался это сказать, но тогда президент Ельцин его снял. Есть ли сегодня - понимаю, что открытый режим и всё говорить невозможно, - всё-таки чёткое понимание ситуации, происходящего в мире с точки зрения безопасности государства Российского, которое имеет... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Пожалуйста.

Иванов С. Б. Спасибо, Владимир Витальевич. Что касается первой части вашего вопроса, о реформе, то, если вы заметили, я в своём выступлении слово "реформа" не произнёс ни разу. Я говорил о модернизации Вооружённых Сил, и я это делал сознательно, потому что за последние годы, я с этим согласен, слово "реформа" в российском обществе приобрело ругательный оттенок. Я его не использую, я говорю о модернизации. У нас как произносят слово "реформа", так народ начинает дрожать, колотит его от того, что будет потом от этой реформы. В армии у нас реформ нет, у нас идёт модернизация. Что касается других, - ну, вы так загнули, там здравоохранение, пенсионная, ещё что-то - я не буду это комментировать, просто пас делаю, пропущу эту тему. У меня понимание, конечно, есть на этот счёт. Что касается второй части вашего вопроса... Ещё раз суть напомните мне, пожалуйста. Да, по доктрине. У нас военная доктрина существует, и она достаточно свежая. Она была принята в 2001 году, когда, кстати, я заканчивал работу секретарём Совбеза и отправлялся на гражданскую службу в Министерство обороны, вот тогда она была принята. Там основополагающие вещи прописаны, в том числе и терроризм, угроза распространения ОМУ, внутренние конфликты. Всё это в той доктрине есть. Я, конечно, не говорю, что она вечна. Возможно, её и надо принимать, но по следующему принципу: сначала доктрина национальной безопасности новая, если она нужна, а под неё уже - военная доктрина, потому что нельзя эти вещи менять местами, ставить телегу впереди лошади. Вот такое у меня отношение. Я не исключаю, что через несколько лет нам понадобится не абсолютно новая, не радикально новая военная доктрина, потому что в доктрине 2001 года основные вещи уже прописаны. И сильно с тех пор мир не изменился. Уже в 2001 году нам было ясно, к чему, так сказать, дело идёт, и какой мировой правопорядок, и какие войны могут быть, и какие конфликты. И терроризм там уже был прописан, и мы ещё до 11 сентября прекрасно видели, что в Афганистане происходит, и предупреждали всех.

Председательствующий. Маммаев Мамма Нурмагомедович, пожалуйста.

Маммаев М. Н., фракция "Единая Россия". Уважаемый Сергей Борисович, вы знаете, очень долго страна ждала позитивных изменений в нашей армии. Наконец, мы с вами согласны, по всем фронтам мы видим, как пошёл этот процесс. Мы сами производим военную технику, продаём её другим странам, но как-то медленно идёт процесс оснащения собственной армии военной техникой. В этой связи у меня к вам вопрос. Скажите, пожалуйста, что нужно для того, чтобы ускорить оснащение армии в нашей стране новой техникой собственного производства, тем более что финансовые ресурсы у нас имеются? И в этой связи какую роль Государственная Дума должна сыграть в ускорении этого процесса?

Иванов С. Б. Спасибо. Я уже частично ответил на этот вопрос, Валентин Иванович Варенников задавал примерно такой же вопрос. Давайте вот с чего начнём. Во-первых, существует такой миф, что мы за границу оружия продаём больше, чем закупаем для себя. Это миф, и я его готов легко развеять с цифрами в руках. Я называл сумму ГОЗа этого года - 300 миллиардов рублей. Пересчитайте в условных единицах, которые нельзя называть вслух, и вы получите определённую сумму. А сумма, выручаемая от продажи оружия за границу, тоже известна - около 6 миллиардов того, чего нельзя называть вслух. Мы тратим больше на себя в последние годы, я за это отвечаю, за свои слова. Другое дело, что мы продаём за границу ведь не всё что ни попадя и даже не всё, что нас просят продать, мы, конечно, думаем о своей безопасности. И здесь могу сказать, что некоторые страны нам заявки дают - казалось бы, прибыль заводам и всё такое, - а мы отказываем по причинам национальной безопасности: это оружие в эту страну не будем продавать - и всё, точка. Я за этим слежу ещё и как председатель правительственной комиссии по экспортному контролю. Это первое. Второе. Что нужно, чтобы ещё больше и эффективнее для себя закупать вооружение? Промышленность. Повторяю то, что я отвечал на вопрос Валентина Ивановича: надо внимательно смотреть за промышленностью, за её развитием, переоснащением, закупкой технологий двойного назначения, станков, которые стоят десятки миллионов того, чего нельзя называть, это один станок. Я встречал на предприятиях оборонки, которые успешно сейчас действуют в рыночных условиях, рабочего с высшим образованием, оператора станка, который получает 50-60 тысяч рублей в месяц. Это нормально, на мой взгляд, это нормально. Но ему нужен станок, за который можно посадить только рабочего с высшим образованием, другой там не подойдёт, и нужны соответствующие условия труда. Переоснащение всей нашей промышленности, а не только оборонной, диверсификация экономики, уход в наукоёмкие, высокие технологии - это и есть путь туда, куда надо.

Председательствующий. Курьянович Николай Владимирович, пожалуйста.

Курьянович Н. В. Уважаемый Сергей Борисович, по просьбе военнослужащих, уволенных в запас, задаю следующий вопрос. Когда будет погашена в полном объёме задолженность по военным пенсиям, накопившаяся ещё с 2001 года? Спасибо.

Иванов С. Б. Честно говоря, вы поставили меня в неловкое положение. Я ни о каких долгах военнослужащим по пенсиям с 2001 года не знаю, я не в курсе. Мы пенсии выплачиваем в полном объёме все последние годы. Если вы имеете в виду проблему пайковых, то это не пенсия, это надбавка к пенсии, компенсация за паёк. Президент дал соответствующее поручение, Минфин уже разработал механизм в целом, и до конца этого года вопрос будет решён. Но не погашением деньгами, а просто чётким установлением, что такое пайковые, потому что на сегодняшний день пайковые как явление в действующей армии давно отменены и как минимум четыре пятых военнослужащих паёк в натуральном виде не получают. Солдаты срочной службы обеспечиваются питанием на 80-90 рублей в день. Спецназ, моряки-подводники, лётчики, когда это нужно, будучи на боевом задании, обеспечиваются питанием на 300-400 рублей в сутки, а все остальные получают вместо пайка денежную компенсацию в размере 20 рублей в сутки. Эту проблему я хорошо знаю, я, кстати, год назад здесь, в Думе, тоже по этому вопросу выступал. Рано или поздно от всяких пайковых, лагерных и прочего мы должны отказаться и перейти на нормальное денежное довольствие.

Председательствующий. Чаплинский Сергей Игоревич. Нет его. Пекарев Владимир Янович.

Гудков Г. В., фракция "Единая Россия". Депутат Гудков по карточке Пекарева. Уважаемый Сергей Борисович, вопрос очень сложный и простой одновременно. И наши соседи, и Соединённые Штаты Америки позволяют себе тратить от ВВП 4,5-5 процентов и больше. Действительно, 30 процентов тратить нельзя, схлопнется государство. Но вот мы, двадцать три депутата, вносили законопроект о 3,5 процента от нашего ВВП на финансирование армии, не менее. К сожалению, законопроект был отклонён. Вы, помню, говорили в интервью о 2,8-2,9 процента, не меньше. Ну, а если мы посмотрим сегодняшние цифры бюджета - 2,54, - даже ваши пожелания не реализованы. Вот хотелось бы понять, будет у нас выполнен когда-нибудь указ президента о 3,5 процента и что мешает этому. И, если позволите, вот меня коллеги просят задать вопрос: расскажите о вашей успешной работе по военно-патриотическому воспитанию молодёжи, которую вы сейчас проводите, потому что... (Микрофон отключён.)

Иванов С. Б. Я понял, спасибо. Что касается 3,5 процента и указания президента, насколько мне известно, такого указания в природе всё-таки не было. Указание обеспечить финансирование Минобороны - 3,5 процента?.. Вы сказали 2,54? У нас, не буду скрывать, часть расходов в интересах национальной безопасности и обороны проходит по другим статьям бюджета, как это, кстати, и в других странах есть, в том числе и в Соединённых Штатах Америки. Да, у нас бюджет в двадцать пять раз меньше, чем бюджет Пентагона. Сегодня я так, всуе упоминал цифру: вот ещё на 300 миллиардов они там свои космические системы разворачивают... Нет, 300 миллиардов - это не на это, это на войну, на войну в Ираке и в Афганистане, дополнительно, а расходы СНПРО гораздо меньше в последние годы. Даже такой богатой, преуспевающей стране, как Соединённые Штаты Америки, уже тяжело и тянуть программы развития вооружённых сил, каких-то космических систем, и вести войны. На это требуются огромные расходы. Мы этих войн не ведём, как я сказал. У нас сейчас мирная передышка, и её как раз надо использовать плодотворно для модернизации своих Вооружённых Сил и подготовки, если это понадобится, к войне будущего, а не прошлого. Что касается военно-патриотического воспитания. Да, мы уделяем этому вопросу большое внимание, потому что сами лучше всех или, может быть, лучше других государственных структур видим, что без этого и в армии проблемы становятся всё острее и острее. Это и физическая подготовка молодёжи, и патриотическая её подготовка, и просто образование в школе. Понимаете, это не наша прихоть, но когда пятиклассники на вопрос, кто победил в Великой Отечественной войне, отвечают такое, что лучше не повторять здесь, в этом зале, становится страшно. Мы сами не хотим в будущем иметь таких солдат и офицеров в своих Вооружённых Силах, поэтому вынуждены иногда за свой счёт, я имею в виду за счёт бюджета Министерства обороны, нести какие-то дополнительные расходы, работать с молодёжью, привлекать их в какие-то кружки. Очень хотим помочь РОСТО (ДОСААФ). Это трудно, потому что это общественная организация, но хотим им помочь, потому что если мы не начнём воспитывать нормальную молодёжь... не обязательно готовить её к службе в армии, те же девчонки не пойдут служить в армию, но мы хотим, чтобы они, извините, меньше шлялись по улицам и занимались хорошим делом, чем-то привлекательным. И ряд других, в последнее время и государство, давайте честно скажем, поняло... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Квицинский Юлий Александрович.

Квицинский Ю. А., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Уважаемый Сергей Борисович, у нас с советских времён существовала, как вы, конечно, знаете, проблема "окна уязвимости" на северо-восточном направлении. Попытка закрыть его с помощью строительства красноярской РЛС закончилась тем, что нас заставили её срыть. Договор по ПРО больше не действует, правда, денег у нас немного. Я вот тут записал за вами, что есть намерение восстановить замкнутое поле ПВО и ПРО. Может, я не совсем точно записал. Что вы имеете в виду?

Иванов С. Б. Вы опытный дипломат, я вас очень уважаю, вы важный, сущностный вопрос заметили. С учётом открытого режима я так вам отвечу. Действительно, после развала Советского Союза у нас было утрачено - и здесь дело даже не в красноярской станции, хотя и про неё скажу, - единое радиолокационное поле и система контроля, система предупреждения о ракетном нападении. То есть были дыры в силу развала страны. У нас в советское время где эти станции строили? Габала, Казахстан, Украина, Беларусь - по периметру границ. В то время - правильно, оправданно, ничего не могу сказать худого в адрес своих предшественников, но сейчас-то мы живём в другой ситуации. Поэтому мы изобрели принципиально новые системы таких станций, которые гораздо дешевле и гораздо эффективнее вот этих старых огромных бетонных многоэтажных и вверх, и вниз зданий, на которые миллиарды советских рублей затрачивались. И по своей эффективности они не то что не уступают, они гораздо лучше. Первую станцию мы поставили под Петербургом, закрыв всю северо-западную прореху, от Норвежского моря до Западной Европы, вплоть до полюса. У нас есть планы продолжения строительства таких станций, чтобы мы не зависели ни от кого, в том числе, прямо скажу вам, и своих союзников по каким-то военно-политическим блокам. В этом вопросе мы не должны зависеть ни от кого и должны контролировать всё сами. Красноярскую станцию, в то время - это было давно, вы знаете, уже тридцать лет, по-моему, прошло, - на мой взгляд, разрушили зря. Не надо было тогда идти на этот шаг. Сейчас уже, конечно, это не актуально, потому что появились станции нового поколения и, естественно, северо-восточный куст ничем не хуже и не лучше других. Мы должны всё радиолокационное поле закрыть. Вообще, были, конечно, ошибки, на мой взгляд. Одна из них, по-моему, очень серьёзная, отрицательно повлиявшая на нашу безопасность сейчас, - это ликвидация целого класса ракетного оружия - ракет средней дальности. Я бы этого не делал, потому что сейчас в мире десятки государств стали обладать ракетами средней дальности, а только мы и Соединённые Штаты Америки ради объективности не имеют права иметь такого оружия. Оно бы нам не помешало.

Председательствующий. Ковалёв Олег Иванович.

Ковалёв О. И., председатель Комитета Государственной Думы по Регламенту и организации работы Государственной Думы, фракция "Единая Россия". Уважаемый Сергей Борисович, мы приветствуем создание единой системы закупок вооружений и контроля за этими закупками, по нашим сведениям и оборонные предприятия приветствуют и позитивно относятся к тому, что у них теперь будет единый заказчик. Вопрос мой заключается в следующем: будет ли реализовано уже в этом году размещение оборонных заказов через эту схему или же в 2007 году будет ещё по-старому? Потому что все хотели бы уже перейти на новую схему. Спасибо.

Иванов С. Б. Мне бы тоже этого хотелось, но это практически невозможно. За последние два года мы внутри Минобороны сделали единую систему заказов. Когда я пришёл в Минобороны, пятьдесят два органа Министерства обороны имели право самостоятельно заказывать, размещать заказы и подписывать контракты на ту или иную продукцию. Вот у нас и велись десятки работ однотипных, дублирование было. За это время, за шесть лет, мы внутри Минобороны всё свели в одно, а теперь это выводим, берём у других силовых структур тоже их заказывающую систему, и с 1 января 2008 года она должна начать работать. Сделать это одномоментно невозможно, потому что, во-первых, сейчас контракты-то по 2007 году заключаются, выполняются, контролируются. Это ежедневный процесс, нельзя его прервать, год ничего не делать, а потом начать на новых принципах работу, всё должно быть плавно. И кроме этого, ещё нет ни здания для размещения, ни окладов гражданских сотрудников, которые будут работать в этом агентстве. На это нужно время, конечно. Вот сейчас принципиально подписан указ, численность определена, всё, и дано поручение правительству в трёхмесячный срок выпустить положение об агентстве. Тогда оно начнёт уже формироваться, пойдёт набор людей, и с 1 января 2008 года оно заработает в полном объёме.

Председательствующий. Романов Валентин Степанович.

Савицкая С. Е., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Депутат Савицкая по карточке Романова. Сергей Борисович, два коротких вопроса. Вы сказали о РОСТО, что хотели бы помочь этой общественной организации. Но дело в том, что, на мой взгляд, без подключения РОСТО к решению проблемы именно допризывной подготовки, причём на высоком уровне, переход на годичный срок будет очень трудно осуществить. Потребуются большие денежные вливания в РОСТО. Как вы собираетесь это сделать? И заложены ли средства на это в будущий трёхлетний бюджет, который готовится? Второй вопрос - по объединённой компании. Не боитесь ли вы, не чувствуете ли опасности, создавая эту компанию?.. Вы объединили там две истребительных, скажем так, фирмы: "Сухой" и "МиГ", это, может быть, с точки зрения финансов и удобно, но это лишает их возможности конкуренции, которая была всегда в Советском Союзе, это позволяло конкурировать при выполнении заказа на боевую технику... (Микрофон отключён.)

Иванов С. Б. Я понял ваш вопрос, Светлана Евгеньевна. По РОСТО. Здесь два среза проблемы. Министерство обороны и так помогает РОСТО, и раньше помогало, размещая госзаказ и давая бюджетные средства - больше миллиарда рублей в год - на подготовку специалистов. То есть Министерство обороны и раньше это делало. Я сейчас говорю, конечно, о другом, и вы понимаете о чём: чтобы уже бюджет, а не Министерство обороны помог РОСТО в плане укрепления материальной базы, технической базы, в плане расширения, строительства и так далее - там всё обрушивается, плохая ситуация. Я встречался с представителями РОСТО, в том числе и с лётчиками из РОСТО, которые при всём при этом (вот что значит русский народ!) все мировые рекорды продолжают бить. Спортсмены...

Из зала. (Не слышно.)

Иванов С. Б. Допризывная подготовка, да, тоже: это парашютный спорт, автомобильное дело, много различных профессий, которые... Но как это можно сделать? С одной стороны, бюджет по закону не может напрямую финансировать общественную организацию, и мы это понимаем. Надо либо изменить статус РОСТО, отнять у них статус общественной организации (я прямо и честно говорю), либо искать другие возможности оказания им помощи. Но собственность, созданная на федеральные деньги, уже будет не собственностью РОСТО, а собственностью Российского государства.

Из зала. (Не слышно.)

Иванов С. Б. Раньше, в Советском Союзе - да, а сейчас не так. Это общественная организация, самоуправляющаяся...

Председательствующий. Так, у нас не "круглый стол"...

Иванов С. Б. Вот я вам проблему обозначил.

Председательствующий. Сергей Борисович, вы отвечайте на вопрос, уже он задан.

Иванов С. Б. Сейчас мы ищем пути, как из бюджетных средств помочь РОСТО, но при этом зафиксировать государственную собственность, а не общественную. И второе, по конкуренции - "МиГ" и "Сухой". Спросили, боюсь ли я? Я, вообще, если честно, Светлана Евгеньевна, давно ничего не боюсь. Прошли те времена, когда можно было и нужно было бояться чего-то, сейчас уже поздно. Здесь конкуренция останется, потому что как структурные подразделения в ОАК и "МиГ", и "Сухой" останутся. Другое дело, что весь мировой опыт развития авиастроения в целом, и боевой авиации в частности, говорит о том, что сейчас в мире уже внутри стран конкуренции практически нет, почти монополизм, потому что управлять такими ресурсами, как, например, проект пятого поколения...

Из зала. (Не слышно.)

Иванов С. Б. Но что тогда? Если следовать вашей логике, мы должны столько же, сколько дали "Сухому" на пятое поколение, ещё и "МиГу" дать? Не можем. Во-первых, не можем, а во-вторых, это неэффективно. Определённая конкуренция останется. И второе. Мы говорим пока только об ОАК... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Кравец Александр Алексеевич.

Заполев М. М., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Заполев по карточке Кравца. Сергей Борисович, у меня очень маленький вопрос, и он касается простого патрона для автомата, вернее, его составляющей части - пороха. Я недавно был в Красноярске, случайно оказался свидетелем разговора двух крупных оборонщиков, которые обсуждали вопрос закрытия, как они утверждают, последнего в России производства по изготовлению пороха. Отсюда вопрос: чем же мы тогда будем заряжать свои патроны - итальянским порохом? Или они просто ошибаются, и тогда развейте сомнения и ошибочность утверждений оборонщиков из Красноярска.

Иванов С. Б. Проблема с порохами в принципе есть, она нам известна, и уже есть поручение Военно-промышленной комиссии рассмотреть отдельно ситуацию, положение дел по порохам. Что касается, если брать чуть шире, боеприпасной отрасли, там тоже огромные проблемы, там нет никаких концернов и холдингов, их, наверное, даже невозможно создать. Мы прекрасно понимаем, что такое количество боеприпасов, которое выпускалось в Советском Союзе, никогда не понадобится Российской армии, и честно об этом говорим, никого не обманывая, в том числе и оборонщиков, и они с этим согласны. Мы пошли по пути создания казённых предприятий. Вот, отвечая на предыдущий вопрос кого-то (извините, забыл) по ВПК, я ещё, помимо холдингов, забыл упомянуть и казённые предприятия, предприятия, которые не могут выпускать гражданскую продукцию. Там спецхимия, там нужны по соображениям безопасности огромные территории, их надо содержать, водоснабжать, электроснабжать и так далее. Это обуза для любого коммерсанта, он никогда туда не пойдёт. Это нам понятно. Государство будет поддерживать казённые предприятия, и шесть предприятий уже созданы, все только в боеприпасной отрасли. Конечно, без боеприпасной отрасли, вот именно без простого патрона для "Калашникова", говорить о дальнейшем развитии не приходится, но здесь теперь другие объёмы, здесь реструктуризацию надо проводить.

Председательствующий. Харитонов Николай Михайлович. Нет его. Скоробогатько Александр Иванович. Пожалуйста.

Абельцев С. Н. Абельцев по карточке Скоробогатько. Уважаемый министр обороны, в своё время вы высказали очень верную мысль о том, что Россия в случае необходимости может первой применить ядерное оружие, а на годичном собрании Академии военных наук 20 января сего года в докладе её президента генерала армии Гореева прозвучала фраза, цитирую: "Поскольку уже сейчас (пока научными учреждениями Запада при содействии некоторых институтов Российской академии наук) готовятся предложения об установлении международного контроля над российским ядерным потенциалом, которому могут предшествовать провокации террористического свойства, целесообразно заранее разработать меры по противодействию этим акциям". Не можете ли вы, уважаемый Сергей Борисович, высказать своё мнение относительно данного высказывания уважаемого военачальника?

Иванов С. Б. Эта точка зрения учёного, который давно уже не служит в Вооружённых Силах. Я не люблю, вообще, страшилок, честно говоря, а писать в теории, в научном трактате, просто в газетной статье можно абсолютно всё что угодно, у нас, слава богу, свободная страна. Но на самом деле ситуация, конечно, не такая: никого и никогда мы к нашему ядерному оружейному комплексу не допустим, не для того его создавали наши отцы и деды, оно нам нужно. Что касается использования. Да, мы говорили, открыто говорили, есть два понятия. Это превентивный удар, право на который мы за собой оставляем, но там речь не идёт и не может идти ни о каком ядерном оружии, тут не надо ничего нагнетать. А что касается использования ядерного оружия в случае агрессии против Российской Федерации - естественно, а для чего же оно у нас? Вообще ядерное оружие - это, конечно, больше политическое оружие, оружие сдерживания, но, чтобы оно работало, его надо постоянно совершенствовать, чем мы и занимаемся.

Председательствующий. Леонтьев Георгий Карпеевич.

Лазарев Г. Г., фракция "Единая Россия". Лазарев Георгий Геннадьевич по карточке Леонтьева. Сергей Борисович, конечно подготовка офицерского, да и рядового состава Вооружённых Сил и техническое перевооружение напрямую связаны. Я из города Челябинска. Наш город называют танкоградом, и не случайно: памятников, которые олицетворяют подвиги танкистов, в городе достаточно. Челябинское танковое училище. Танковое училище будет ликвидировано, решение по этому поводу принято, но есть Южно-Уральский университет, и он продолжает в рамках госзаказа подготовку офицерского состава на военной кафедре, в военном институте. Не могли бы вы рассмотреть вопрос - а я обращался неоднократно в Министерство обороны по этому поводу - о передаче учебного корпуса (то есть части танкового училища, только одного корпуса) в ведение Южно-Уральского университета именно для подготовки танкистов, связистов, ракетчиков, которых готовит ЮУрГу. И более того... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Пожалуйста.

Иванов С. Б. Я понял вопрос. Понимаете, мы сокращаем военные вузы не по своей прихоти, а потому что чётко знаем, сколько нам нужно танкистов, связистов и любых специалистов-офицеров через пять - десять лет. Вот сколько надо, столько мы и готовим. Содержать вузы, из которых выходят выпускники в большем объёме, чем нужно Вооружённым Силам, согласитесь, бессмысленно. И программа эта объявлена, все знают, что сокращается, что не сокращается, что укрупняется. Вообще у нас идёт реформа военного образования, и целая программа на этот счёт принята и обнародована. Что касается земли. Если бы у Министерства обороны была полная обеспеченность постоянным жильём офицеров, служебным жильём молодых офицеров, я бы охотно пошёл вам навстречу, но - не знаю, понравится вам это или нет, - за шесть лет, в течение которых я являюсь министром обороны, я ни клочка земли просто так никому не отдал и не отдам. Я выставляю это на инвестиционные торги, и победитель конкурса даёт Министерству обороны квартиры, а не деньги, квартиры там, где в инвестиционном контракте указано. Что касается Южно-Уральского университета. Вы знаете, что мы пошли по пути создания военно-учебных центров, где гражданская молодёжь, если она этого хочет и если она хочет получать повышенную стипендию, раза в четыре больше, чем на гражданке, с первого курса заключает контракт с Министерством обороны и по-настоящему, а не липово проходит подготовку на военной кафедре при условии, что три года после окончания вуза и военной кафедры прослужит офицерами в Министерстве обороны. Я считаю, это правильное решение. Мы не должны готовить специалистов только в военно-учебных заведениях, училищах, институтах, университетах Министерства обороны, нам нужна свежая кровь и приток людей с гражданки, особенно по сложным техническим специальностям.

Председательствующий. Тюлькин Виктор Аркадьевич.

Тюлькин В. А. Сергей Борисович, вопрос по флотским делам. У нас достаточно специалистов прошли переподготовку в Ньюпорте, где представители нескольких десятков стран - потенциальных противников тоже учатся. В основном это среднее командное звено, там капитаны первого ранга. Они возвращаются и говорят, что действительно есть чему научиться и что перенять лучшего. Но ситуация вроде такая, что средний состав это прошёл и остался сам по себе, наверху никто этого не знает, никто не востребован. Вот занимается ли кто-то на уровне командования флота и Вооружённых Сил в целом изучением вопроса организации соответствующих зарубежных флотов и внедрением передового опыта?

Иванов С. Б. Занимается этим главное управление кадров. Все эти офицеры на персональном учёте. Вы понимаете, что, направляя их на подготовку или переподготовку в зарубежные армии - а это нужно делать, сразу хочу сказать, - мы тратим определённые средства и не заинтересованы, чтобы этот офицер потом где-то там в углу, грубо говоря, сидел или увольнялся из армии. Раз уж мы вложили в него средства, мы заинтересованы в том, чтобы он рос, чтобы он использовал полученный опыт в своей дальнейшей карьере. Мы направляем военнослужащих на различные курсы, в том числе и моряков. Это помимо совместных учений, которые мы проводим со многими флотами мира в последнее время. Кстати, и к нам охотно едут и учатся у нас - у нас тоже есть чему поучиться. Мы не должны, понимаете, изолироваться от внешнего мира, надувать щёки и говорить, что у нас всё самое лучшее. Мы, конечно, должны взаимодействовать с нормальными странами, которые нас понимают и которые мы понимаем, это же не значит, что с каждой, с любой страной мира. Здесь есть, конечно, политические аспекты: далеко не в каждые армии других стран мы направляем своих военнослужащих. Но если уж мы их направляем, мы их берём на учёт и следим за тем, чтобы дальше у них было всё в порядке.

Председательствующий. Спасибо. И завершающий вопрос. Штогрин Сергей Иванович, пожалуйста.

Иванова С. В. Иванова по карточке Штогрина. Уважаемый Сергей Борисович, вы были на Курилах и видели, что там есть брошенные объекты Министерства обороны после землетрясения. Самыми крупными являются военный городок номер 3 в Китовом на Итурупе и военный городок в Крабозаводском на острове Шикотан. Сахалинская областная Дума приняла обращение, в том числе и в ваш адрес, чтобы провести инвентаризацию пострадавших от землетрясения 94-го года и оставленных войсками военных городков на Курильских островах, выявить пригодные для использования и определить порядок передачи этих объектов органам местного самоуправления, а также снести непригодные для использования объекты. Но, к сожалению, поддержка была как бы устная, а по факту всё это остаётся пока в таком же состоянии. Поэтому хотелось бы попросить от имени депутатов областной Думы и от себя лично, как депутата Государственной Думы, сообщить, когда разрушенные здания будут снесены, а пригодные для... (Микрофон отключён.)

Иванов С. Б. Знаю эту тему, я был на Итурупе сам. Давайте начнём со стратегии. На южных Курильских островах за последние шестьдесят лет, кроме военных, вообще никто ничего не делал. Вы знаете, что аэродром там во времена камикадзе построен, причала государством ни одного не построено за шестьдесят лет. Как в колониальные времена: приходит военно-транспортный корабль, шлюпки - к нему, перегружают людей и грузы, и - на берег. Вот я говорю: как в колониальные времена. Сейчас принята программа развития южных Курильских островов. И Дальнего Востока в целом, и южных Курильских островов. И до сих пор основные жители южных Курильских островов - это военнослужащие и члены их семей. Сюда я включаю, кстати, и пограничников, не только Вооружённые Силы. На Шикотане объектов Министерства обороны нет, хочу уточнить. На Итурупе есть, у нас там батальон постоянной готовности. То, что там разрушено, это в основном - я знаю это - результат землетрясений 1994 года. К сожалению, раньше убрать, просто убрать эти бетонные развалины мы не могли. Сейчас появились новые технологии, мы их используем на Чукотке, на Дальнем Востоке. И уже в этом году предусматриваем завезти специальные дробильные установки, потому что на острове целый завод строить по утилизации бетона, крошки бессмысленно. Мы поставим туда в этом году установку, все эти обломки, грубо говоря, перемелем и заровняем площадку, чтобы там всё было аккуратно. Поверьте, мы в этом заинтересованы больше всех, потому что в основном там живут военные и члены их семей.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Борисович. Присаживайтесь. Уважаемые коллеги, мы приступаем к выступлениям представителей депутатских объединений. От фракции КПРФ - Маслюков Юрий Дмитриевич. Пожалуйста.

Маслюков Ю. Д., фракция Коммунистической партии Российской Федерации. Уважаемые коллеги, уважаемые заказчики! Начиная с 91-го года только самый ленивый не занимался реформированием Министерства обороны. Был такой Гайдар, тот решил, что не надо давать ни копейки денег для проведения НИР и ОКР. И прошёл почти целый год, пока наконец-то поняли, что на НИР и ОКР нужно дать какое-то количество денег, потому что вся военная наука зависит от этого. В том числе и в Министерстве обороны. И то, что в последние пять лет решение этой проблемы сдвинулось и Министерство обороны набирает мощь, набирает потенциал, в том числе и научный потенциал, - это очень здорово, и это можно только приветствовать. Но при этом надо иметь в виду, что то, что имеет наше Министерство обороны, - это 5 процентов от того, что имеет американское. При всем, так сказать, положительном эффекте, впечатлении от тех цифр, которые мы выслушали от министра обороны. И конечно, в этом случае требуется особо бережное отношение к средствам, которые выделяются для Министерства обороны. В организации работы Министерства обороны сейчас много странностей, которые я, как в прошлом работник оборонной промышленности, трудно понимаю. Я, например, не понимаю, почему на коллегии не приглашаются генеральные конструкторы и генеральные директора крупнейших предприятий. Я, например, не понимаю, почему функциональные службы, существующие в Генеральном штабе, в управлении заказчика вооружения, до сих пор имеют штучное количество людей, которые в состоянии охватить весь цикл разработки, создания и внедрения крупных систем. Ну вот, например, как объяснить, скажем, что... Высшие звенья управления Вооружёнными Силами страны, я имею в виду "Зарю" и "Вершину", они есть, и худо-бедно, но они работают. Правда, ресурс выработан уже десятикратный и шестнадцатикратный, всё сыплется. И хотя новая техника готова, она лежит на складах, потому что Министерство обороны не может построить помещение, где можно разместить это оборудование, которое уже изготовлено. Но потом ведь после тех лет, что оно проваляется на складе, нужно будет его снова аттестовать, нужно будет проревизовать, снова отвлечь разработчиков, а это же деньги, те самые деньги, о которых мы печёмся и которые стараемся всеми силами достать для Министерства обороны. Второе. Вызывает удивление тот факт, что, имея работающие, пусть в критическом состоянии, высшие звенья управления, мы ничего не делаем по созданию звеньев управления низшего звена. И как можно объяснить, скажем, что система флота, сама по себе очень хорошая - так называемая система "Море", сделана, но не связана напрямую с теми самыми командными звеньями, с которыми должна быть связана. Далее. Та же самая картина наблюдается... Скажем, сегодня округа - а это одно из высших звеньев армии - не имеют системы управления, которая была бы совместима с высшими командными звеньями. Мне это совершенно непонятно, вернее, мне понятно, почему это происходит, - потому что разорвана цепочка. Вместо того чтобы построить пирамиду программ, начиная от высшего командного звена, мы разорвали это, распределив по разным заказчикам, по разным исполнителям. И здесь, мне кажется, очень большую работу предстоит проделать Министерству обороны. И я очень рассчитываю, Сергей Борисович, именно на вашу поддержку. Второй пример. Система радиолокационного опознавания. Когда нас с вами учили в училищах, то мы знали, что есть... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Ещё минуту добавьте, пожалуйста. Юрий Дмитриевич, я прошу уложиться в минуту.

Маслюков Ю. Д. ...нас учили с вами, что есть система госопознавания "свой - чужой" в авиации и в ПВО. Вот как нас учили, так всё и осталось. А то, что сегодня цепочка командно-штабная машина - берег - корабль и так далее, и так далее, вплоть до низшего командного звена должна иметь такую систему, почему-то никого не волнует. И в результате сегодня Министерству обороны не хватает четырёх с половиной тысяч единиц систем госопознавания, - а они сами, кстати, требуют ещё многократной доработки, - но это как-то не беспокоит ни командование, ни рода войск, ни заказывающие управления. Президент подписал приказ, вернее, указ о том, что нужно создать такую систему. Её надо создавать, указ президента - закон для подчинённого, но как бы нам не потерять самое главное. Есть штучные люди в Министерстве обороны и в промышленности, которые в состоянии построить такую цепочку... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Юрий Дмитриевич, всё, спасибо. Вам дополнительная минута была предоставлена. От ЛДПР - Жириновский Владимир Вольфович. Пожалуйста.

Жириновский В. В. Сперва замечание: депутат Иванова дважды задала вопрос. Вот отсюда начинается неразбериха, и в войсках то же самое. Один раз депутат задаёт вопрос.

Председательствующий. Но у неё фамилия такая звучная, поэтому я дал возможность задать второй вопрос, Владимир Вольфович.

Жириновский В. В. Ну и что дальше? Я могу пятьдесят вопросов здесь задать. Я точно по оснащению армии, Сергей Борисович. Вот каска - вес 1,5 килограмма, вот каска - вес 3 килограмма. И вот каска - вес 6 килограммов, её вообще держать нельзя даже в руках, а не то что на голове. И всё это выпускают, и всё это на голову наших военнослужащих. Ну кто мешает только эту, лёгкую, выпускать? Технические данные одинаковые. Вот куда уходят деньги! И это всё вы, депутаты, хотите, чтобы на ваших заводах выпускали, а солдат потом будет загибаться. Поэтому надо вот эту каску выпускать, эту оставьте, а остальное всё прикройте. И правильно сделали новое агентство, которое будет этим заниматься, потому что нельзя издеваться над солдатами: 6,5 килограмма надеть на голову нашему солдату, но лишь бы заработал какой-то заводик! И ему наплевать на здоровье солдат, он выпускает такого типа оборудование! Здесь депутат Варенников спросил, что надо сделать. Не мешать нужно армии, не мешать! Мы пока мешаем. Здесь, в этом зале, вы не приняли постановление Госдумы об оценке пятнадцати лет реформ Гайдара. Вот развалил он армию, вы отказались принять постановление, а армия будет считать, что Гайдар всё правильно делал. Вы в этом зале месяц назад сказали: всё было хорошо при Гайдаре! А теперь вы же задаёте вопрос: вот там Гайдар то сказал, это сделал... Так вы продолжаете мешать нашей армии! И Сергей Борисович вам сказал, но, наверное, не уловили вы смысл-то. Кто развалил Советский Союз? Генералы, советские генералы. Это они пятьдесят лет после войны требовали: ещё, ещё! Уже вся страна в танках, в артиллерии, везде училища, академии! Все деньги уничтожили они, эти советские генералы, потому что им хотелось иметь свою красивую, так сказать, боевую мощь! Против кого? Никто никогда на нас не нападёт! Забудьте это! Это был ХХ век, один сумасшедший Гитлер. Больше Европа никого не породит, она сама еле дышит, а Америка никогда не будет воевать, они любят деньги, они уже в Ираке посчитали, что дорого, и уходят, а если бы в Россию пришли, они, вообще, отсюда не ушли бы, им и считать ничего не пришлось бы. Поэтому, конечно, не надо никакого большого количества, это всё от советской эпохи: всех перегоним, всех догоним, у нас всего больше, миллионы, миллиарды - а кончилось 91-м годом. Отдельно мощная армия при голодном населении не нужна. Если будет сытое, культурное население, вот тогда нужна сильная армия, чтобы было что сохранять, а если всё отдать армии, а страну раздеть, то страна сама эту армию уничтожит через магазины, через выход на улицы и перекрытие дорог. Это тоже нужно понять нам всем. Есть техника, современная техника, уже другое оружие. Чего вы всё пытаете министра здесь, чтобы он назвал здесь его? Он вам не назовёт, конечно. Но я уверен, что есть лаборатории и давно там уже разрабатывается совсем другое оружие. И вся эта система ПРО не нужна. Рейган напугал нашего ставропольского лидера Михаила Горбачёва. Никаких звёздных войн, никто ничего не делает, все блефуют на Западе, это картёжники, американцы, казино! Запусти - напугаем русских! Система, звёздные войны, ПРО - ничего этого не было и никогда не будет. Поэтому и сегодня ничего бояться не надо, сегодня самые благоприятные условия для нас. У Америки было три врага, они прямо сказали, вот честные ребята американцы: красная угроза - Советский Союз, - подкупили, воевать не надо, сдались коммунисты, за деньги, верхушка, честные есть внизу, верхушка продалась; исламский мир - ожесточённую борьбу ведёт, ничего с ними сделать не смогут; Китай - тоже, естественно, у них ничего не получится. Этот же противник и у нас с вами, только немножко наоборот: с Запада - они, которые пытаются остаться гегемонами; на Юге - бурлящие массы, увеличит вот только их Палестина, один народ, один язык, одна вера, а они воюют. В этом смысле они опасны для нас, ибо им всё равно, куда послать ракеты, а они их купят, купят на нефтедоллары Саудовской Аравии. И на Востоке - там неважно, какая армия у Северной Кореи, что такое Китай и Япония. Везде эти проблемы есть. Поэтому метеооружие, воздействие на гравитационную ось Земли, лазерное оружие, лучевое, когда маленький приборчик один обеспечит нам безопасность. И не надо никаких больших оборонных заводов, и не надо заставлять доказывать нам, как будет наша система противоракетной обороны действовать, - сейчас вот сидят американцы, все слушают, а мы будем сообщать: вот там поставим, здесь сделаем, сюда поставим. Но и надо знать Конституцию страны, Сергей Борисович. Если бы наши советские генералы... Добавьте мне, пожалуйста, время. (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Владимир Вольфович, спасибо. Вы сумели в пятиминутное выступление вложить очень много идей. Спасибо, Владимир Вольфович.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. У нас не хватит времени для выступления других.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Владимир Вольфович, я Юрию Дмитриевичу предоставил минуту, потому что он гораздо старше вас. Пожалуйста, присаживайтесь.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Спасибо, Владимир Вольфович. Спасибо, спасибо.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. От "Единой России" - Заварзин Виктор Михайлович. Пожалуйста, ваше выступление.

Заварзин В. М. Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемый Сергей Борисович, уважаемые коллеги! Вопрос, который мы рассматриваем сегодня, - это логическое продолжение проведённого в мае "правительственного часа" о планах строительства Вооружённых Сил. Это и понятно, ведь оснащение войск современным вооружением и техникой - это материальная основа, своего рода фундамент развития Вооружённых Сил и наращивания их боевых возможностей. Полагаю, что представленная Сергеем Борисовичем информация и исчерпывающие ответы на вопросы позволили нам, депутатам, более глубоко уяснить динамику развития Вооружённых Сил, их облик и боевые возможности на перспективу до 2015 года. Безусловно, реализовать эти планы будет очень непросто. В кризисе в последние годы находился и ОПК, без которого невозможно сколько-нибудь предметно говорить об укреплении обороноспособности страны. Безусловно, мы в Государственной Думе не имели права оставаться вне поля решения этих проблем, понимая критичность ситуации. Мы знаем (экскурс назад), в марте 2005 года под руководством Председателя Государственной Думы Бориса Вячеславовича Грызлова было проведено представительное совещание по всему спектру проблем оборонно-промышленного комплекса. По его итогам были выработаны и согласованы на межведомственном уровне рекомендации совещания. А в июне 2006 года в плане реализации Послания Президента Российской Федерации Федеральному Собранию по поручению фракции "Единая Россия" мы провели "круглый стол", на котором рассмотрели состояние законодательного обеспечения модернизации, развития армии и ОПК. Определённая часть рекомендаций совещания, материалы "круглого стола" уже в той или иной степени реализованы в принятых решениях или нормативных правовых актах, другие находятся в проработке. Уважаемые коллеги, несмотря на ряд критических высказываний, я думаю, большинство из вас согласится, что по сравнению с предыдущей эту государственную программу вооружения можно назвать прорывной. В конце 80-х, в 90-е годы финансирование Вооружённых Сил фактически производилось по остаточному принципу (здесь об этом говорилось). Различного рода дефолты, секвестры и так далее, так называемый недружественный захват ряда оборонных предприятий - всё это приводило к негативным последствиям. Полагаю, что эти времена ушли безвозвратно. Благодаря всё более консолидированной работе исполнительной и законодательной власти, конечно не без противоречий, в последние три года - я ответственно заявляю с этой трибуны - к настоящему времени мы совместно заложили более комфортные финансовые и правовые условия для развития Вооружённых Сил и ОПК. Объём финансирования, вы знаете, возрос. Созданы и продолжают совершенствоваться, о чём говорил Сергей Борисович, системы формирования государственной программы вооружения, государственного оборонного заказа, кооперации и управления ОПК. На управление ОПК особенно обращаю внимание, потому что это был один из негативнейших моментов - отсутствие управления. Не могу не сказать о Военно-промышленной комиссии при Правительстве Российской Федерации, которая работает на постоянной основе и которую я представляю в Государственной Думе. Из аморфной и, вообще-то, я сказал бы, бесправной структуры, которой она являлась к началу 2005 года, в настоящее время комиссия превратилась в эффективный механизм коллективной выработки предложений и принятия решений и продолжает набирать обороты. Здесь была масса вопросов у вас, коллеги. Я уверен, что по стратегическим, по приоритетным направлениям они будут рассматриваться комиссией, однако проблемы, которые требуют своего решения для безусловной реализации госпрограммы вооружения, ещё имеются. В связи с ограниченным временем назову лишь несколько. Первое. В этом году мы должны обеспечить полное и гарантированное финансирование гособоронзаказа в срезе показателей первого года реализации государственной программы вооружения при любом уровне инфляции. Если потребуется, то нужно инициировать корректировку бюджета. Это я говорю потому, что последний год деятельности Госдумы четвёртого созыва совпал с первым, образно говоря, стартовым годом гособоронзаказа государственной программы вооружения. Второе. При рассмотрении проекта бюджета на три года в бюджете 2008 года необходимо решить эту же проблему, а на остальные два года предусмотреть механизмы корректировки объёмов финансирования гособоронзаказа применительно к реальному дефлятору и структуре ОПК. Впредь не менее важно добиться, чтобы в первом квартале... Как Комитет по обороне... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Тридцать секунд ещё у вас. Пожалуйста.

Заварзин В. М. Нет, я ещё как председатель Комитета по обороне имею время.

Председательствующий. Пожалуйста, Виктор Михайлович, продолжайте, не отвлекайтесь.

Заварзин В. М. Требует дальнейшего совершенствования законодательство. В первую очередь это касается законов "О государственном оборонном заказе", о чём говорил министр обороны, а также "О мобилизационной подготовке и мобилизации...". Коллеги, за неимением времени я хочу сказать: объём работы очень большой и мы готовы совместно с правительством, с Минобороны решать эти вопросы.

Председательствующий. Спасибо, Виктор Михайлович.

Из зала. (Не слышно.)

Председательствующий. Владимир Вольфович, я прошу вас, с места, пожалуйста, не кричите. От фракции "Родина" (Народная Воля - СЕПР - Патриоты России)" - Алкснис Виктор Имантович. Пожалуйста.

Алкснис В. И. Уважаемые коллеги, я отдал армии двадцать четыре года, и с учётом этого небольшого, скажем, по сравнению со сроком службы Валентина Ивановича срока службы в армии у меня есть тоже свой взгляд на происходящее. Я согласен с Сергеем Борисовичем в том, что действительно ещё не так давно состояние наших Вооружённых Сил можно было оценить как закритическое. Да, сегодня произошли определённые сдвиги, позитивные сдвиги, но я бы всё-таки сказал, что из закритического положения мы перешли в стадию критического. Если свести сферу военного дела к каким-то простым понятиям, то, мне кажется, это можно свести к двум вопросам: первое - солдат должен знать, за что воевать, и второе - чем воевать. Ну если с первым - за что воевать нынешнему российскому военнослужащему - вопросов очень много, потому что я с трудом представляю ситуацию, когда солдат пойдёт на смерть под лозунгами "За Родину! За Чубайса!" или "За Родину! За Абрамовича!", это маловероятно, то тогда мы должны хранить боевые традиции те, которые есть сегодня, которые существуют. И вот тут у меня сразу вопрос к вам, Сергей Борисович. Уже поднимался вопрос по поводу тех знамён, которые имеются в Вооружённых Силах. Вы сказали, что никакой замены нет. Но, позвольте, вот Главное управление боевой подготовки и службы войск Вооружённых Сил Российской Федерации в лице начальника главного управления генерал-лейтенанта Лукина сообщает на запрос депутата, что согласно программным мероприятиям по популяризации государственных символов России общее количество боевых знамён воинских частей, подлежащих замене до 2010 года, составляет тысячу пятьсот пятьдесят восемь. Я могу сказать, что не во всех воинских частях есть знамёна, то есть практически в ста процентах воинских частей Российской армии будет произведена замена боевых знамён. Вы знаете, это святое дело. Для человека, который идёт на смерть, поцеловать знамя части перед смертью - ну, это святое. Но когда на государственном уровне принимается решение уничтожить традиции боевые, заменить, исключить память о тех солдатах, которые погибли здесь, под Москвой, которые с этими знамёнами входили в осаждённый Орёл и Курск, брали Берлин... И сегодня тысячу пятьсот пятьдесят восемь знамён менять - это что? Сергей Борисович, я прошу вас, не входите в историю нашей армии человеком, который пытался уничтожить память о войне, историю Вооружённых Сил. И поэтому, пока мы не наведём порядок, во-первых, в своих головах, мало что изменится в состоянии Вооружённых Сил. Сегодня в этом зале некоторые говорили, что у нас ядерное оружие есть и поэтому мы решим все проблемы. Нет, уважаемые товарищи, пока у нас не будет в том числе мощных обычных вооружений, мы ничего не решим. Да, оружие ядерное - это хорошо, оно хорошо как дубинка, но пока у солдата не будет чем воевать, ничего не решится. У меня с собой сейчас есть такая штучка, это просто карманный компьютер, тот самый навигатор GPS, за внедрение которого отвечает Сергей Борисович. Так вот, Сергей Борисович, некоторые наши разработчики, которые отвечают за это, утверждают, что такой навигатор, который выпускается на Тайване, мы сумеем создать не раньше 2015-2020 годов, потому что элементной базы, которая позволяет это сделать, у нас нет. И тогда возникает вопрос: а как же быть? И в этой ситуации мы что? Мы продолжаем тащиться в хвосте, потому что дело не в том, что происходит сейчас с вооружением армии. Не может армия иметь оружие, которое не может дать промышленность, а нашей военной промышленности сегодня, к сожалению, нет. Все разработки, которые у нас имеются, - это всё разработки 70-80-х годов, элементной базы, чтобы это делать, нет у нас. И при этом опять же, Сергей Борисович, я к вам обращаюсь. На прошлом "правительственном часе", когда вы выступали, я спросил, почему мы продолжаем получать микросхемы из стран НАТО. Вы сказали, что нет этого. А я утверждаю, что есть. Вот у меня опять же официальное письмо, Сергей Борисович, официальное письмо Министерства промышленности и энергетики. Докладываю вам, что на "Булаву" устанавливаются полупроводниковые приборы, изготовленные ОАО "Альфа", город Рига. Напоминаю: город Рига находится в Латвии, которая является членом НАТО. Ну как можно ставить в дальнейшем на "Булаву" полупроводниковые приборы, которые выпускаются в стране НАТО? А наши специалисты говорят, что если элементов там больше десяти тысяч в одной микросхеме, то сегодня в России нет средств инструментального контроля, чтобы проверить, какие там закладки есть. И тогда вся наша программа "Булавы" летит к чёрту! Микросхемы, которые идут из "Альфы" (Рига) и "Тонди Электроники" (Таллин), ставятся на "Тополь-М" - о чём говорить в этой ситуации? Почему мы не принимаем никаких мер для того, чтобы решить хотя бы этот простейший вопрос? И таких вещей... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Спасибо, Виктор Имантович. Фракция "Родина". Пожалуйста, Варенников Валентин Иванович.

Варенников В. И. Уважаемый Борис Вячеславович, уважаемый Сергей Борисович, коллеги! Несомненно, доклад, который был нам представлен, объективно отражает состояние дел в Вооружённых Силах на сегодняшний день и перспективы развития. Я разделяю обеспокоенность, которая здесь была высказана моими коллегами, предшественниками, которые выступали по целому ряду вопросов. В то же время я хотел бы сообщить, - Иван Игнатьевич, особенно хотел бы, чтобы вы меня послушали, - что сопоставление, которое сделал министр обороны, сегодняшнего с шестилетней давностью, с тем, что у нас было в прошлом, конечно, очень уместное. Многое было не сказано из того, что у нас творилось шесть лет назад. А было у нас то, что офицеры стрелялись из-за позора, в котором находилась наша армия и страна в целом. Но в этом сопоставлении кроется ответ на вопрос: а кто же довёл страну и Вооружённые Силы до этого? Не сказано конкретно, но мы-то понимаем. И я представляю, что наступит время, когда вообще всем событиям, которые произошли в ХХ веке, будет дана правильная оценка, а также личностям, которые творили историю в ХХ веке. Я полностью учту, как и все депутаты, Сергей Борисович, те пожелания, которые вы высказали в наш адрес. Мы будем стараться, чтобы в первую очередь экономическая мощь нашей страны росла. В то же время у нас к вам есть тоже определённые пожелания. Первое. Я обращаюсь к вам в первую очередь как к заместителю председателя правительства. Мы просим вас, чтобы Стабилизационный фонд был максимально использован на улучшение жизни нашего народа, в том числе на строительство дорог, на то, чтобы создать необходимые условия для развития молодёжи и детей. Мы должны растить здоровым наше будущее поколение, в том числе и защитников нашего Отечества. Надо в правительстве поставить, так сказать, ребром вопрос о состоянии дел со Стабилизационным фондом и его использованием. Второе. Надо создать наконец в правительстве комитет по делам молодёжи. Я об этом уже много лет говорю. И пока мы не учредим такой исполнительный орган, мы будем всё время пожинать тяжёлые плоды. Третье. Я хотел бы, чтобы всё, что необходимо, было сделано в отношении РОСТО, это надо сделать. Сергей Борисович, нам надо отказаться от формальностей: общественная там организация или государственная. Эта организация создаёт нам базу в лице воинов, которые будут один год служить в Вооружённых Силах. Первый год - изучение оружия - они должны пройти, конечно, в РОСТО. И мы должны по государственному подойти к решению этого вопроса. Я хотел бы просить вас рассмотреть конкретно целый ряд программ, в том числе и "ЯКОНТО", создание в районе Туапсе и нового порта, и военно-морской базы. Об этом я докладывал нашему Генеральному штабу. Я прошу также рассмотреть вопрос о технических проблемах, имеется в виду, что, если рассматриваются в Министерстве обороны (я разделяю мнение Юрия Дмитриевича), надо приглашать специалистов, а если, так сказать, в международном плане, то надо это укрепить. Международная лига защиты человеческого достоинства и безопасности, которую я возглавляю, всё время с этим сталкивается. И наконец СМИ. СМИ надо привести в порядок, особенно первый и второй каналы. И последнее - знамя. Я думаю, что надо оставить старое знамя и новое пускай будет, и тогда будет всё в порядке. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Валентин Иванович. Сергей Борисович, у вас есть до пяти минут для заключительного слова. Пожалуйста.

Иванов С. Б. Спасибо большое. Я тогда кратко пробегусь по заданным вопросам, по постановочным вопросам, совершенно конкретным. Юрий Дмитриевич Маслюков: почему на коллегию Министерства обороны не приглашают главных конструкторов? Я не понимаю, зачем их приглашать, их надо приглашать на заседания ВПК, что мы и делаем. Еженедельно главные конструкторы у нас сейчас являются на заседания ВПК, и мы с ними не только обсуждаем перспективные образцы вооружений, но мы с них ещё и спрашиваем за сроки и за деньги, потому что у нас многие главные конструкторы распустились за это время и отвыкли работать по-нормальному. Вы правильно сказали, Юрий Дмитриевич, о нестыковке, которая бывает между капитальным строительством и созданием новых систем вооружения. Есть такая нестыковка, и ВПК это уже взяла на особый контроль. Нам надо, понимаете, очень чётко финансировать и капитальное строительство, и создание новых образцов вооружений, чтобы не получилось так, что мы построили стартовые позиции для ракеты, а ракеты нет или, наоборот, построили ракету, а не готов стартовый комплекс и она на складе лежит. Омертвляются деньги, вы здесь правы. Система управления в тактическом звене у нас уже давно создана, она существует, хочу вас успокоить. Владимир Вольфович. С одним вопросом, вернее, с одной постановкой вопроса я согласен, с другой нет. Согласен с тем, что сейчас главное уже не деньги, мы прошли этот период, по крайней мере в части перевооружения, деньги есть, я об этом неоднократно говорил, вопрос в том, как их использовать. И вот создавать три вида касок, а это было любимой забавой производителей наших, оборонщиков, которые приходили и говорили: "Дай мне хоть 5 копеек, но я буду свою каску делать", - и некоторых недобросовестных чинов в силовых структурах, которые подписывали разрешения на такие работы, мы теперь не будем - агентство создали специально для этого. А вот с чем я не согласен, Владимир Вольфович, - не надо обижать генералов. Я в советское время генералом не был, но знаком был со многими генералами, своими руководителями, и до сих пор готов шляпу или фуражку перед ними снять. А сейчас генералы, вот в том числе и те, кто здесь сидит, можно сказать, это все наличные вообще генералы армии у нас в стране. У нас скоро генералы станут исчезающим видом, как в дикой природе. В Вооружённых Силах тысяча сто генералов на всю страну, и пашут они, между прочим, в подавляющем большинстве так, как многим бы пожелать хотелось. И то, что говорят там про генеральские дачи, которые строят с утра до ночи солдаты... покажите мне хоть одну генеральскую дачу, которую сейчас строят солдаты. На Рублёвке генералы не живут! Генералов прошу не обижать, это я серьёзно. Теперь Виктор Михайлович Заварзин. Управление ВПК - самое главное, правильно. Сейчас у нас что? В Вооружённых Силах все программы, по существу, приняты на несколько лет вперёд: и дальнейший перевод сержантов на контракт, и государственная программа вооружения, и программа строительства жилья - всё принято. Там вопросов стратегических на ближайшие годы нет, там всё ясно, а вот в ВПК, в промышленности вопросов очень много: способна ли она переварить тот огромный объём денег, которые государство, отрывая от других нужд, социальных в том числе, - не надо об этом забывать, - направляет на поддержание высочайшей обороноспособности? И вот самое главное сейчас - управление и ВПК, и промышленностью в целом, развитием её. Естественно, тут я согласен. Дальше пошли - о знамёнах. Понимаете, если мы будем говорить об истории, давайте тогда говорить честно. У нас самая большая история - это царская армия, и в основном традиции нынешней армии заложены были в царской армии, потом у нас был славный период Советской Армии, сейчас - Российской. Одна тысяча пятьсот пятьдесят восемь частей - это далеко не 100 процентов и даже не 50 процентов всех частей Министерства обороны. И последний вопрос. Вот мы меняем знамёна под нынешнюю российскую символику. Извините, а у вас что висит на стене - герб Советского Союза?

Из зала. (Не слышно.)

Иванов С. Б. Я вам отвечаю на ваш вопрос. Элементная база. Элементная база коммерческого приёмника GPS или ГЛОНАСС тайваньского производства. И ничего страшного я в этом не вижу. Это коммерческий приёмник, он потому и коммерческий приёмник, чтобы в любом магазине продаваться, и какая там элементная база... Там, где её дешевле сделать, там она и будет сделана. Это рынок, глобальный рынок. Заканчиваю. Валентин Иванович Варенников. Практически все вопросы к вице-премьеру... (Микрофон отключён.)

Председательствующий. Продлите время, пожалуйста.

Иванов С. Б. ...в том числе комитет по делам молодёжи. Надо заниматься молодёжью, и не Министерство обороны должно этим заниматься, а специальный орган. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо, Сергей Борисович. Уважаемые коллеги, объявляется перерыв до 16 часов...

Источник: Преемники - 2008




 
GAZ-51 truck Грузовой автомобиль ГАЗ-51
Project 705 (ALFA class) attack nuclear submarine Атомная подводная лодка проекта 705 «Лира»
KamAZ-63968 «Typhoon» armored vehicle Защищённый автомобиль КамАЗ-63968 «Тайфун»
Su-27 Flanker-B fighter Фронтовой истребитель Су-27
2S19 «Msta-S» 152-mm self-propelled artillery system 152-мм самоходная гаубица 2С19 «Мста-С»
96K6 «Pantsir-S1» (SA-22 SPAAGM) surface-to-air missile system ЗРПК 96К6-1 «Панцирь-С1»
GAZ-2975 «Tiger» (4x4) vehicle Опытный автомобиль ГАЗ-2975 «Тигр»
IS-1 heavy tank Тяжелый танк ИС-1
KamAZ-6350 Mustang (8x8) military truck Бортовой тягач КамАЗ-6350 «Мустанг»
Su-12 («RK») reconnaissance artillery spotter Артиллерийский корректировщик и разведчик Су-12
NSV «Utyos» machine gun Крупнокалиберный пулемет НСВ «Утес»
YaAZ-200 (4x2) truck Грузовой автомобиль ЯАЗ-200
2K25 «Krasnopol» artillery projectile system Комплекс УАС
2К25 «Краснополь»
S-300P/SA-10 GRUMBLE surface-to-air missile system Зенитно-ракетная система С-300П
Project 1164 ATLANT missile cruiser Ракетный крейсер проекта 1164 «Атлант»
MZKT-79221 (16x16) special wheeled chassis Специальное колесное шасси МЗКТ-79221
85-мм дивизионная пушка Д-44
VPK-3927 «Volk» armored vehicle Бронеавтомобиль
ВПК-3927 «Волк»


© 1997 — 2017 Роман Астахов (R.V. Astakhoff), asoff@narod.ru. Санкт-Петербург, Россия. Хостинг Valuehost
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт русская-сила.рф (r1a.ru) (для сетевых
изданий - гиперссылка) обязательна. Платежные реквизиты указаны на странице Размещение рекламы
  Rambler's Top100   
| главная главная | добавить в закладки добавить в закладки | вверх вверх