:: :: :: продажа/покупка армейской/военной/конверсионной техники с хранения/консервации или восстановленной
Русская сила - современное оружие. Информация о технике советских и российских вооруженных сил, авиации, флота - иллюстрированные описания, технические данные. Военно-технический альманах [Тайфун]. Каталог ссылок на сайты с русскими военными ресурсами. Конверсионная техника
(ex. legion.wplus.net)
отечественное оружие и его
создатели после WWII
  военный интернет-магазин одежда, обувь, снаряжение, знаки различия, аксессуары, сувениры
Loading...










9K33 «Osa» surface-to-air missile system (64 Kb) 9К33 «Оса»
ЗЕНИТНЫЙ РАКЕТНЫЙ КОМПЛЕКС
 
9K33 «Osa»
surface-to-air missile system
МОДИФИКАЦИИ
ОСНОВНЫЕ ТТХ
БОЕВОЕ ПРИМЕНЕНИЕ
ФОТОГРАФИИ, СХЕМЫ
ИСТОЧНИКИ
КОММЕНТАРИИ

Накопленный к концу 1950-х гг. опыт эксплуатации первых ЗРК, принятых на снабжение Войск ПВО Сухопутных войск, показал, что они имели ряд существенных недостатков, делавших их малопригодными для использования в качестве мобильных средств прикрытия при ведении маневренных боевых действий. Для этих целей требовались принципиально иные комплексы, обладавшие высокой степенью автономности и мобильности, способные прикрывать от ударов с воздуха как стационарные, так и подвижные объекты.

Первыми среди таких комплексов стали ЗРК большой дальности «Круг» и ЗРК средней дальности «Куб», которые органично вошли в организационную структуру обороняемых войск. Перед ЗРК большой дальности ставилась задача обороны важнейших объектов фронтового и армейского уровней, а ЗРК средней дальности – обеспечения ПВО танковых дивизий.

В свою очередь, для непосредственного прикрытия мотострелковых дивизий и полков требовались артиллерийские и ракетные комплексы малой дальности, зоны поражения которых должны были соответствовать сложившейся в Советской Армии организационной структуре и определяться исходя из необходимости перекрытия ширины фронта и глубины боевых порядков обороняемого подразделения при его действии в обороне или наступлении.

Решение о необходимости разработки простого и дешевого ЗРК малой дальности для защиты от ударов с воздуха мотострелковых дивизий было принято практически сразу после того, как в 1958 г. началось проектирование ЗРК «Круг» и «Куб». Рассмотрение вопроса о создании такого комплекса было задано выпущенным 9 февраля 1959 г. Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР №138-61 «О развитии ПВО Сухопутных войск, кораблей ВМС и судов Морского флота».

Спустя год, 10 февраля 1960 г., в Совет Министров СССР было направлено письмо, подписанное министром обороны Р.Я. Малиновским, председателями: ГКРЭ – В.Д. Калмыковым, ГКАТ – П.В. Дементьевым, ГКОТ – К.Н. Рудневым, ГК по судостроению – Б.Е. Бутомой и министром Морского флота В.Г. Бакаевым, с предложениями о разработке войскового и корабельного упрощенных малогабаритных автономных ЗРК «Оса» и «Оса-М» с унифицированной ракетой, предназначенных для поражения низколетящих воздушных целей со скоростями до 500 м/с.

В соответствии с этими предложениями новый ЗРК предназначался для противовоздушной обороны войск и их объектов в боевых порядках мотострелковой дивизии в различных формах боя, а также на марше. Основными предъявлявшимися к этому комплексу требованиями являлись полная автономность, которая должна была обеспечиваться расположением всех боевых средств ЗРК на одном самоходном колесном плавающем шасси, и возможность обнаружения в движении и поражения с коротких остановок внезапно появляющихся с любого направления низколетящих целей.

Первые проработки нового комплекса, который на начальном этапе имел обозначение «Эллипс» (продолжая серию геометрических обозначений, даваемых войсковым ЗРК, начатую «Кругом» и «Кубом»), показали принципиальную возможность его создания. В состав комплекса предполагалось ввести автономную систему управления, боекомплект ракет, необходимый для поражения 2-3 целей, пусковое устройство, а также средства связи, навигации и топопривязки, вычислительные средства, средства контроля и источники электропитания. Эти элементы должны были размещаться на одной машине, которая могла транспортироваться самолетом Ан-12 с полным боекомплектом, заправкой и экипажем из трех человек. Средства комплекса должны были обнаруживать цели в движении (при скоростях до 25 км/ч) и обеспечивать пуск ракет массой 60-65 кг с коротких остановок, с вероятностью поражения цели одной ракетой до 50-70%. При этом зона поражения воздушных целей, имеющих размеры, сопоставимые с размерами истребителя МиГ-19, и летящих со скоростью до 300 м/с, должна была составить: по дальности – от 800-1000 м до 6000 м, по высоте – от 50-100 м до 3000 м, по параметру – до 3000 м.

Генеральным разработчиком обоих комплексов (войскового и морского) предполагалось назначить НИИ-20 ГКРЭ. Одновременно с этим НИИ-20 должен был стать головным исполнителем работ по войсковому варианту ЗРК в целом, а также и по его радиоприборному комплексу.

Создание войскового самохода с кабиной, пусковым устройством и системой электропитания планировалось поручить ММЗ Мособлсовнархоза. Проектирование унифицированной ракеты, а также пускового устройства должен был возглавить завод №82 Мособлсовнархоза; единого многофункционального блока ракеты – НИИ-131 ГКРЭ; рулевых машинок и гироскопов – завод №118 ГКАТ. Через несколько месяцев руководство ГКАТ также предложило включить в состав разработчиков ракеты НИИ-125 ГКОТ (разработка твердотопливного заряда), а элементами автопилотов было предложено заниматься организациям ГКРЭ.

Приступить к работам предполагалось в I квартале 1960 г. Первый год отводился на выполнение аванпроекта, второй – на подготовку технического проекта, испытания экспериментальных образцов ЗРК и управляемые пуски ракет. На 1962-1963 гг. намечалось изготовление и передача опытных образцов комплекса на государственные испытания.

В окончательном варианте постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР, который был подготовлен к середине сентября 1960 г. и выпущен 27 октября под номером 1157-487, за комплексом утвердили обозначение «Оса» и определили гораздо более высокие характеристики – по-видимому, для придания разработчикам дополнительного стимула. В частности, наклонная дальность действия ЗРК была увеличена до 8-10 км при курсовом параметре до 4-5 км, а высота боевого применения – до 5 км. Масса ракеты какой-либо коррекции не подверглась, а ранее намечавшиеся сроки выполнения разработки передвинули всего на один квартал.

В качестве головных исполнителей были закреплены: по комплексам «Оса» и «Оса-М» в целом – НИИ-20, по ракете – КБ-82, по единому многофункциональному блоку – НИИ-20 совместно с ОКБ-668 ГКРЭ, по пусковому устройству- СКБ-203 Свердловского СНХ.

Главными конструкторами были назначены: по комплексу – В.М. Тарановский (его вскоре сменил М.М. Косичкин, имевший богатый опыт разработки малогабаритных РАС для подвижных артиллерийских систем), по ракете – А.В. Потопалов.

Особое внимание в утвержденном постановлении уделялось решению вопроса о выборе базы для самоходной установки, в качестве которой предполагалось использовать одну из разрабатывавшихся в те годы легких бронированных машин.

Следует отметить, что в конце 1950-х гг. началась разработка на конкурсной основе новых бронированных колесных машин и универсальных колесных шасси на автозаводах в Москве (ЗиЛ-153), Горьком (ГАЗ-49), Кутаиси («Объект 1015»), а также на Мытищинском машиностроительном заводе («Объект 560» и «Объект 560У»). В конечном счете, победу в конкурсе одержало Горьковское ОКБ. Разработанный здесь БТР получился наиболее подвижным, надежным, удобным, а также хорошо технологически отработанным и сравнительно недорогим.

Однако этих качеств для нового ЗРК оказалось недостаточно. В начале 1961 г. горьковчане отказались от дальнейшего участия в работах по «Осе» из-за недостаточной грузоподъемности БТР-60П. Вскоре по аналогичной причине от этой темы отошло и КБ ЗИЛ. В итоге, создание самохода для «Осы» поручили коллективу СКБ Кутаисского автомобильного завода Совнархоза Грузинской ССР, проектировавшему в содружестве со специалистами московской Военной академии бронетанковых и механизированных войск шасси «Объект 1040» (на базе опытного БТР «Объект 1015Б»).

Надо сказать, что эскизная проработка БТР «Объект 1015» – колесного (8x8) плавающего бронетранспортера с кормовым расположением моторной установки, Н-образной механической трансмиссией и независимой подвеской всех колес – велась в период 1954-1957 гг. в академии под руководством Г.В. Зимелева сотрудниками одной из кафедр и НИО академии Г.В. Аржанухиным, А.П. Степановым, А.И. Мамлеевым и другими. С конца 1958 г. в соответствии с постановлением Совета Министров СССР к этой работе подключили СКБ Кутаисского автозавода, которым в конце 1950-х – начале 1960-х гг. последовательно руководили М.А. Рыжик, Д.Л. Картвелишвили и С.М. Батиашвили. Позже в Кутаиси построили несколько опытных образцов усовершенствованного БТР, получившего обозначение «Объект 1015Б».

Энтузиазм, с которым конструкторы «Осы» приступили к работе, был характерен для того времени и основывался на множестве важных моментов. Подразумевалось, что новая разработка будет опираться на опыт уже испытываемого ЗРК «Круг». Кроме того, промышленность к тому моменту освоила выпуск свыше 30 видов транзисторов и полупроводниковых диодов различного назначения. Именно на этой основе для «Осы» удалось создать транзисторный операционный усилитель, который почти не уступал широко известному в те годы ламповому РУ-50. В результате было принято решение изготавливать счетно-решающий прибор (СРП) для «Осы» на транзисторах. Причем, если в исходном варианте СРП содержалось около 200 операционных усилителей, то в дальнейшем их число удалось сократить до 60. В то же время проблематичность достижения ряда заданных для «Осы» характеристик привела к тому, что серьезные объективные трудности возникли уже на первых этапах.

Специфика ЗРК «Оса» – малые высоты полета целей, малое время, отводившееся на обработку и поражение цели, автономность и мобильность комплекса – сделала необходимым поиск новых технических решений и путей. Так, особенности ЗРК требовали использования в его составе многофункциональных антенн с высокими значениями выходных параметров; антенн, способных перемещать луч в любую точку заданного пространственного сектора за время, не превышающее долей секунды.

В итоге, под руководством В.М. Тарановского в НИИ-20 был подготовлен проект, предусматривавший использование в составе нового ЗРК в качестве средств обнаружения и сопровождения целей РАС с фазированной антенной решеткой (ФАР) вместо традиционной механически вращающейся антенны.

За несколько лет до этого, в 1958 г., аналогичную попытку предприняли американцы при создании РАС SPG-59 с ФАР для корабельного ЗРК «Тайфун», структура которого предусматривала наличие РАС, способной одновременно выполнять задачи по управлению огнем и подсветке целей. Однако едва начавшиеся исследования столкнулись с проблемами, связанными с недостаточным уровнем развития науки и техники, а также с высоким уровнем потребления электроэнергии из-за наличия электровакуумных ламп. Немаловажным фактором являлась и большая стоимость изделий. В итоге, несмотря на все попытки и ухищрения, антенны получились громоздкими, тяжелыми и чрезмерно дорогими. В декабре 1963 г. проект «Тайфун» закрыли. Не получила развития и идея установки ФАР на ЗРК Mauler.

Схожие проблемы не позволили довести до каких-либо значимых результатов и разработку РАС с ФАР для «Осы». Но гораздо более тревожным сигналом стало то, что уже на этапе выпуска аванпроекта ЗРК выявилась расстыковка показателей основных элементов ракеты и комплекса, создаваемых различными организациями. Тогда же обозначилось наличие у ЗРК большой «мертвой зоны», представлявшей собой конус с радиусом 14 км и высотой 5 км.

Пытаясь найти выход, конструкторы начали постепенно отказываться от наиболее передовых, но ещё не обеспеченных соответствующей производственной базой технических решений.

Унифицированной ракетой 9М33 занималось КБ завода №82 во главе с А.В. Потопаловым и ведущим конструктором М.Г. Олло. В начале 1950-х гг. этот завод в числе первых освоил выпуск разработанных коллективом С.А. Лавочкина зенитных ракет для системы С-25, а в КБ-82 провели ряд мероприятий по их усовершенствованию. Однако собственные проекты КБ-82 преследовали неудачи. В июле 1959 г. КБ-82 отстранили от работ по ракете В-625 для комплекса ПВО С-125 – их доверили более опытному коллективу ОКБ-2 П.Д. Грушина, предложившему вариант унифицированной ракеты В-600.

На этот раз КБ-82 поручалось создать ракету, масса которой не превышала бы 60-65 кг и имела длину 2,25-2,65 м. Ввиду необходимости достижения чрезвычайно высоких характеристик, для новой ЗУР приняли целый ряд перспективных решений. Так, было предложено оснастить ее полуактивной радиолокационной ГСН, которая могла обеспечить высокую точность наведения ракеты на цель и ее эффективное поражение боевой частью массой 9,5 кг. Следующим шагом стало создание единого многофункционального блока, в состав которого входили ГСН, автопилот, взрыватель и источник питания. По предварительным оценкам, масса такого блока должна была составить не более 14 кг. Чтобы не выйти за предельные значения массы ракеты, в остававшиеся в распоряжении конструкторов 40 кг предстояло вписать двигательную установку и систему управления.

Однако уже на начальном этапе работ лимит по массе многофункционального блока был почти вдвое превышен разработчиками аппаратуры – она достигла 27 кг. Вскоре обозначилась и нереальность заложенных в проект ракеты характеристик двигательной установки. В твердотопливном двигателе, проектируемом КБ-2 завода №81, предусматривалось использование заряда общей массой 31,3 кг, состоявшего из двух твердотопливных шашек (стартовой и маршевой). Но примененный для этого заряда состав смесевого твердого топлива показал значительно меньшие (почти на 10%) энергетические характеристики.

В поисках решения в КБ-82 взялись за проектирование собственного двигателя. Следует отметить, что в этой организации еще в 1956-1957 гг. разработали двигательные установки для ракеты В-625 и уровень трудившихся здесь конструкторов-двигателистов был достаточно высок. Для нового двигателя было предложено использовать смесевое твердое топливо, разработанное в ГИПХ, характеристики которого были близки к требуемым. Но довести до завершения эту работу так и не удалось.

Столкнулись с рядом проблем и конструкторы самоходной установки. К моменту ее выхода на испытания стало ясно, что масса самохода также превышает принятые ограничения. В соответствии с проектом, «Объект 1040» имел грузоподъемность 3,5 т, и для размещения на нем средств ЗРК «Оса», масса которого по самым оптимистическим ожиданиям должна была составить не менее 4,3 т (а по пессимистическим - 6т), было принято решение об исключении пулеметного вооружения и переходе на применение легкого дизеля мощностью 180 л.с. вместо использовавшегося на прототипе двигателя в 220 л.с.

Все это привело к тому, что среди разработчиков ЗРК развернулась борьба за каждый килограмм. В сентябре 1962 г. в НИИ-20 был объявлен конкурс, по условиям которого за снижение массы комплекса на 1 кг полагалась премия в 200 рублей, а в случае выявления резервов в бортовой аппаратуре ракеты за каждые 100 грамм полагалось 100 рублей.

Л.П. Кравчук, заместитель директора по опытному производству НИИ-20, вспоминал: «Над изготовлением опытного образца в кратчайшие сроки напряженно трудились все цеха, при необходимости работали в две смены, применялись и сверхурочные. Еще одна проблема возникла из-за необходимости снижения веса «Осы». Около двухсот корпусных деталей надо было отлить из магния вместо алюминия. Не только измененные в результате перекомпоновки, но и имеющиеся комплекты модельной оснастки пришлось отливать вновь из-за разности усадки алюминия и магния. Магниевое литье и крупные модели разместили на Балашихинском литейно-механическом заводе, а большинство моделей пришлось размещать по всей Московской области, даже в совхозах, где были бригады старых мастеров, ранее работавших на авиационных заводах, потому что никто не брался изготовить в короткие сроки большие количества моделей. Наши же возможности были более чем скромны, у нас было всего шесть модельщиков. Эти модели обошлись в приличную сумму – цена каждого комплекта соответствовала стоимости полированного шкафа. Все понимали, как это дорого, но выхода не было, шли на это сознательно».

Несмотря на то, что конкурс продолжался до февраля 1968 г., многие поставленные задачи так и остались нерешенными.

Результатом первых неудач стало решение Комиссии Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам, в соответствии с которым разработчиками было выпущено дополнение к эскизному проекту. В нем оговаривалось использование радиокомандного наведения ракеты на цель, уменьшена величина зоны поражения по дальности (до 7,7 км) и скорость поражаемых целей. Представленная в этом документе ракета имела длину 2,65 м, диаметр 0,16 м, а масса достигла верхнего предела – 65 кг, при массе боевой части 10,7 кг.

В 1962 г. был подготовлен технический проект комплекса, однако большинство работ все еще находилось на стадии экспериментальной лабораторной отработки основных систем. В том же году НИИ-20 и завод №368 вместо 67 комплектов бортовой аппаратуры изготовили только семь; в заданный срок (III кв. 1962 г.) в НИИ-20 также не смогли подготовить к испытаниям опытный образец РАС.

К концу 1963 г. (к этому моменту по первоначальным планам предусматривалось завершение всех работ по созданию ЗРК) выполнили лишь несколько пусков нештатных макетов ракет. Лишь в последние месяцы 1963 г. удалось осуществить четыре автономных пуска ракет с полным комплектом аппаратуры. Однако успешным из них был только один.

продолжение следует…

* * *

Модернизация ЗРК малой дальности 9К33М3 «Оса-АКМ»

Модернизируется боевая машина комплекса (БМ) 9А33БМ3. Модернизация предусматривает:

1. Повышение живучести БМ, в том числе за счет:

- оснащения автономным отвлекающим устройствам ОУ-1 (имитатор сигналов станции обнаружения целей) для защиты БМ от противорадиолокационных ракет типа HARM, что значительно повышает безопасность применения ЗРК за счет создания ложных позиций БМ и отвлечения на эти устройства ПРР (возможно применение ОУ-1 с быстроустанавливаемым пневматическим макетом БМ ЗРК «Оса-АКМ», изготовленный по специальной технологии из металлизированной резины, который с высокой достоверностью (не менее 80%) воспроизводит боевое изделие в оптическом и радиолокационных диапазонах (а в сочетание беспламенного термогенератора и близкую к реальной ИК-сигнатуру));

- применения современного комплекта маскирующих материалов существенно снижающих дальность обнаружения разведывательно-прицельными средствами противника в радиолокационном, тепловом и оптическом диапазонах длин волн;

- оснащения комплексом оптико-электронной защиты «Пурга», для обеспечения пассивной защиты БМ от ракет с телевизионной, лазерной, инфракрасной и тепловизионной ГСН, за счет создания аэрозольного широкодиапазонного экрана с помощью отстрела защитных боеприпасов «Пурга-3»;

- применение частичного бронирования корпуса (борта в районе размещения экипажа) наружными быстросъемными бронекерамическими элементами и внутренним противоосколочным подбоем, оснащения расчета ЗРК индивидуальными огнестойкими противоосколочными защитными комплектами типа 6Б25, что существенно повышает защищенность аппаратуры и экипажа БМ.

2. Повышение помехоустойчивости и эффективности работы ЗРК при применении противником радиоэлектронных помех достигается за счет:

- установки на БМ пассивной системы обнаружения типа Л-150 «Пастель-К» (масса изделия 52,5 кг), предназначенной для обнаружения применения противником авиационных высокоточных средств поражения, по радиоизлучению его бортовых средств управления и наведения ВТО, в диапазоне 1,2-18 ГГц. Система определяет направление на источник излучения по азимуту в секторе 0 - 360 град. и углу места в секторе 0 - 30 град. с точностью не хуже 3-5 град., на дальности не менее 30 км и осуществляет захват цели на автосопровождение с дальности 28 км. Режимы работы при применении - оперативная цель, программная цель, наиболее опасная цель. В боевых условиях система обеспечивает:1. определение режима работы излучающих РЛС («поиск», «сопровождение», «наведение»); 2. определение типов РЛС (количество программируемых типов РЛС - 128, имеется также возможность перепрограммирования характеристик РЛС) и видов атакующих комплексов; 3. определение степени их угрозы, ранжирование целей по степени опасности, и выделение наиболее опасной и приоритетной цели; 4. выдачу информации о радиолокационном поле в систему индикации и подачу звуковой сигнализации расчету для применения необходимых мер защиты;

- замены штатного телевизионно-оптического визира 9Ш38 «Карат» на современную стабилизированную электронно-оптическую систему обнаружения и автоматического сопровождения целей с телевизионно-тепловизионным каналом и с отображением получаемой информации на жидкокристаллическом мониторе, что обеспечивает комплексу возможность обнаруживать, сопровождать и обстреливать цели в пассивном режиме днем и ночью, а так же в ограниченно сложных метеоусловиях.

- повышения эффективности при групповых действий ЗРК, достигаемого автоматизацией процессов целеуказания (в том числе внешнего) и оптимальным распределением боевой работы между БМ ЗРК (для этого в БМ встраивается аппаратура телекодовой связи, которая позволяет обеспечить взаимодействие: 1. с автоматизированным батарейным командирским пунктом управления подразделения 9С482М7 (ПУ-12М7); 2. с подвижным пунктом разведки воздушных целей и управления 9С80М1 «Сборка-М1»; 3. с унифицированным батарейным командирским пунктом 9С737М «Ранжир-М»; 4. с перспективным единым комплексом автоматизированного управления тактического звена «Касательная»). Таким образом, достигается: 1. автоматизация и оперативность управления боевыми действиями расчета (в движении и на позиции, на удалении до 5 км); 2. выдача точного целеуказания, без использования собственных радиолокационных средств БМ; 3. улучшение общей координации боевых действий; 4. улучшение качества и устойчивость информационного обеспечения между соседними БМ, БМ и КП; 5. рациональное расходование боезапаса.

3. Повешение эффективности боевой работы ЗРК и продления общего жизненного цикла ЗРК за счет нового программного обеспечения и замены части оборудования.

1. Замена электровакуумных усилителей на твердотельные усилители высокой частоты.

2. Замены специального вычислителя (аналогового счетно-решающего устройства) на современную цифровую ЭВМ.

3. Замены индикаторных устройств на ЭЛТ на современные автоматизированные рабочие места с использованием плоскопанельных крупноформатных ЖК-мониторов.

4. Встраивание радиолокационного запросчика системы опознавания, «Пароль-Кремний» (EASTERM).

5. Встраивание специальной контрольно-записывающей аппаратуры КЗА-058.

6. Введение новых алгоритмов управления и наведения ЗУР.

Данная замена бортового оборудования обеспечивает:

- расширение полосы рабочих частот приемо-передающей аппаратуры станций обнаружения (СОЦ) и сопровождение целей (ССЦ);

- сокращение времени реакции комплекса;

- повышение помехозащищенности, надежности и эффективности функционирования ее радиоэлектронной аппаратуры;

- объективную оценку результатов боевых стрельб и контроля технического состояния аппаратуры каждой БМ;

- увеличение дальности поражения целей до 14 км.

4. Продление жизненного цикла ходовой части БМ.

За счет производства капитального ремонта ходовой части БМ, при котором происходит полная разборка комплекса с последующим восстановлением шасси.

5. Улучшение условий обитаемости боевого расчета.

За счет встраивание в БМ кондиционера воздуха, значительно улучшающего условия обитаемости расчета.

Как опцион так же предлагается:

1. Вместе с модернизацией БМ может быть проведена эффективная модернизация ЗУР 9М33М3 и 9М33М2, что позволяет продлить срок ее технической пригодности, а также повысить эффективность. При этом на ЗУР 9М33М3:

- устанавливается новая, более мощная боевая часть, с увеличенным количеством поражающих элементов (эффективность поражения целей увеличивается на 25%);

- заряд твердого топлива в стартовом и маршевом двигателях заменяется на вновь изготовленный в целях продления технического ресурса ракет;

- проводится диагностическая проверка основных блоков ракеты.

Также может быть проведено переоборудование ракет 9М33М2 в ракеты 9М33М3 путем замены приборного отсека, а также восстановление отказавших приборных отсеков.

Модернизированный ЗРК «Оса-АКМ» может применяться в составе смешанных подразделений ПВО: «Оса-АКМ» - «Багульник» - «Тор-М1» («Тор-М2») - «Бук-М1-2» («Бук-М2»), боевое управление которыми осуществляется с единого автоматизированного командного пункта. Такое подразделение обладает улучшенным показателем по критерию «эффективность-стоимость».

В результате модернизации срок службы ЗРК «Оса-АКМ» может быть продлен до 15 лет. Планируется что около 100 БМ комплекса «Оса-АКМ» последних лет выпуска пройдут модернизацию и начнут поступать в войска в 2009 году.

ЗРК «Оса-АКМ» после модернизации обеспечивает:

- зону поражения по дальности - 1500 - 14000 м

- зону поражения по высоте 20 - 5000 м

- максимальная скорость поражаемых целей - до 500 м/с


«Object 1040» SAM carrier (19 Kb) 19 Кб Шасси «Объект 1040».
Фото: 1
«Object 560» SAM carrier (8 Kb) 8 Кб Шасси «Объект 560».
Фото: 1
«Object 560U» SAM carrier (9 Kb) 9 Кб Шасси «Объект 560У».
Фото: 1
9K33 «Osa» surface-to-air missile system (373 Kb) 373 Кб Боевая машина (БМ) ЗРК «Оса-АКМ» на шасси БАЗ-5937.
Фото: Центр НИЭМИ ОАО "ГСКБ "Алмаз-Антей"
9V210 maintenance vehicle (110 Kb) 110 Кб МТО 9В210 на шасси БАЗ-5938.
Фото: russianarms.ru
9T217 transporter/loader (89 Kb) 89 Кб ТЗМ 9Т217 на шасси БАЗ-5939.
Фото: pilot.strizhi.info
9T217 transporter/loader (99 Kb) 99 Кб ТЗМ 9Т217.
Фото: pilot.strizhi.info
9V914 service vehicle (127 Kb) 127 Кб Юстировочная машина 9В914 на шасси ЗиЛ-131 с лебёдкой.
Фото: 3
9V914 service vehicle (137 Kb) 137 Кб Юстировочная машина 9В914.
Фото: 3
9V914 service vehicle scheme (144 Kb) 144 Кб Схема юстировочной машины 9В914 в транспортном положении.
Фото: 3
9V914 service vehicle scheme (29 Kb) 29 Кб Схема юстировочной машины 9В914 в развёрнутом положении.
Фото: 3

Источники:
1. Владимир Коровин, «Зенитный ракетный комплекс "ОСА"». «Техника и вооружение» №7, 2010 г.
2. gspo.ru
3. brdm2.estranky.cz





 
GAZ-51 truck Грузовой автомобиль ГАЗ-51
Project 705 (ALFA class) attack nuclear submarine Атомная подводная лодка проекта 705 «Лира»
KamAZ-63968 «Typhoon» armored vehicle Защищённый автомобиль КамАЗ-63968 «Тайфун»
Su-27 Flanker-B fighter Фронтовой истребитель Су-27
2S19 «Msta-S» 152-mm self-propelled artillery system 152-мм самоходная гаубица 2С19 «Мста-С»
96K6 «Pantsir-S1» (SA-22 SPAAGM) surface-to-air missile system ЗРПК 96К6-1 «Панцирь-С1»
GAZ-2975 «Tiger» (4x4) vehicle Опытный автомобиль ГАЗ-2975 «Тигр»
IS-1 heavy tank Тяжелый танк ИС-1
KamAZ-6350 Mustang (8x8) military truck Бортовой тягач КамАЗ-6350 «Мустанг»
Su-12 («RK») reconnaissance artillery spotter Артиллерийский корректировщик и разведчик Су-12
NSV «Utyos» machine gun Крупнокалиберный пулемет НСВ «Утес»
YaAZ-200 (4x2) truck Грузовой автомобиль ЯАЗ-200
2K25 «Krasnopol» artillery projectile system Комплекс УАС
2К25 «Краснополь»
S-300P/SA-10 GRUMBLE surface-to-air missile system Зенитно-ракетная система С-300П
Project 1164 ATLANT missile cruiser Ракетный крейсер проекта 1164 «Атлант»
MZKT-79221 (16x16) special wheeled chassis Специальное колесное шасси МЗКТ-79221
85-мм дивизионная пушка Д-44
VPK-3927 «Volk» armored vehicle Бронеавтомобиль
ВПК-3927 «Волк»


© 1997 — 2017 Роман Астахов (R.V. Astakhoff), asoff@narod.ru. Санкт-Петербург, Россия. Хостинг Valuehost
При полном или частичном использовании материалов ссылка на сайт русская-сила.рф (r1a.ru) (для сетевых
изданий - гиперссылка) обязательна. Платежные реквизиты указаны на странице Размещение рекламы
  Rambler's Top100   
| главная главная | добавить в закладки добавить в закладки | вверх вверх